Главная | вверх

Яковенко - Харами (65 из 103)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
А здесь я в пехоте был, на третьем блоке.

— А чего к нам?

— Так перевели. Меня не спросили.

— Ну и ладно! — какая, собственно говоря, мне была разница, откуда он пришел. Мало ли я перевидал их, всяких. — Располагайся, короче, в этой палатке.

Он поднялся как дед, скрипнув сразу всеми своими суставами, и загребая большими ступнями, поплелся в землянку.

Папен, Рамир, Алик… О! Кстати…

— Пименов! — окликнул я его. Он недоуменно остановился.

— В нашем тесном коллективе мы будем называть тебя Пимон. В землянке есть еще Папен, Рамир и…, - мне мгновенно пришло в голову озарение, — …и Лу-Лу. Знакомься!

Выражение лица Пимона не оставило мне сомнений в его конформизме: «Хоть козявкой назови, только в кузов не клади!». И он-таки отправился знакомиться с новыми друзьями.

Я же подошел к буссоли, чтобы в очередной раз осмотреть окрестности.

Если Скрудж в первую неделю собирал совещания в своем штабе каждый вечер, во вторую раз в два дня, а в третью — раз в три, то Лебедев прекратил эту «порочную» практику. На первом же совещании он убедился, что обсуждать ему с нами, собственно говоря, нечего. Система несения службы была налажена еще Скруджем, устоялась, закрепилась в сознании, выполнялась уже по инерции, и искать добро от добра Лебедев не стал. Он вполне мудро рассудил, что лучшее — враг хорошего.

Поэтому на втором вечернем совещании начблок сказал, что необходимости собираться больше нет. Если будет нужда, он вызовет всех в штаб; или того, кто ему будет нужен. Не имея абсолютно никаких возражений все разошлись. С этого момента мой мир сузился вообще до полоски нашей огневой позиции, палатки Семена и собственной землянки. Тащиться еще куда-нибудь у меня больше не было ни нужды, ни желания.

Разве что съездить к роднику что-нибудь постирать. Но это редко.

Чтобы не потерять форму, каждое утро, на рассвете, когда все в основном дремали, я делал зарядку. Отжимался, приседал, поднимал камни. Потом просыпался Вася, а я шел спать.

Хорошая погода, необременительное питание, свежий высокогорный воздух, и здоровый образ жизни делали нашу службу слегка похожей на курорт.

Впрочем, мне лично казалось это вполне заслуженным после холода, голода, сырости и грязи первых недель. В этот период обратно в часть вернулись почти все представители коренных национальностей из срочников. У представителей национальностей некоренных это вызвало большое удовлетворение. Теперь они могли наслаждаться миром и покоем, в какой-то степени. Обратно в место постоянного расположения не рвался никто. Хотя я мог это сказать только о нашем блоке. Что там было у других, не знаю.

Вот только меня от безделья уже начинало мутить.

Похоже, что мутило не только меня, но и нашего вождя — капитана Лебедева. А это было уже серьезно…

Пробило капитана в его самом слабом месте — по хозяйственной части.

Бульварной походкой, с выражением легкой усталости на лице, Лебедев пришел на нашу позицию, и слегка покрутившись, приник к буссоли. Я был один, в смысле без Васи, и настороженно наблюдал за действиями шефа.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.