Главная | вверх

Яковенко - Харами (31 из 103)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
А куда денешься? Оставаться в части, когда все приличные люди тут? Нет уж, увольте! Лучше быть здесь. Как-нибудь да устроимся. Не навсегда же эта сырость тут!?

Вася спал, уткнувшись носом в баранку. Заснул мгновенно, как только закрыл глаза. Умаялся, бедолага. Ну спи, спи…

Мой сладкий сон разрушил Сэм. Он распахнул дверцу, и холод мгновенно привел меня в чувство. Вася передвинулся ко мне, а Семен уселся за руль. Он выглядывал в распахнутую дверцу и кричал:

— Ну что — зацепили? Зацепили или нет? А? Чего вы там возитесь? Давайте быстрее!

— Сейчас сделаем, товарищ лейтенант, — гудел кто-то невидимый сиплым басом. Неудивительно, что все охрипли и осипли. Холод, сырость и отсутствие горячего питания ни к чему другому и не могли привести.

«Урал» задергался. Двигатель заорал дурным голосом, Семен заскрипел зубами ничуть не тише, чем движок, нас с Васей мотало туда — сюда, и это продолжалось до тех пор, пока не раздался звук, от которого у всякого уважающего себя автомобилиста волосы на затылке становятся дыбом. Если бы Сэм не был так коротко пострижен, то его кепка поднялась бы сантиметров на десять над головой. Он заглушил мотор, выскочил наружу, так, что даже ударился ногой о железку, и бросился осматривать машину.

По отсутствию мата я почувствовал, что дело невообразимо плохо. И правда, Семен стоял растерянно улыбаясь — это было свойственно для его шоковых состояний. На наш с Васей немой вопрос он только и пробормотал:

— Ступица полетела.

Мы стояли как три столба, пока Рац не сказал мне:

— Слушай, иди посмотри, чем там бойцы занимаются, а мы тут покумекаем.

Честно говоря, мне и самому не хотелось оставаться здесь. Я боялся, что когда Поленый выйдет из ступора, он начнет орать, что во всем виноват именно я. Мне приспичило поехать к Шевцову за вещмешком, а если бы не я, то Сэм никуда бы не поехал, ничего бы не сломал, ну и так далее. Поэтому я резво свалил от места аварии, но очень скоро понял, что в горах так, как на равнине, не побегаешь. Дорога шла на подъем, воздух был разрежен, и каждый последующий шаг давался мне труднее предыдущего. Поэтому когда показалась линия обороны первого взвода, я уже высунул язык, и даже капли пота блестели у меня на лбу.

Я остановился, чтобы слегка передохнуть и осмотреть творчество солдат лейтенанта Логвиненко. Творчество было на уровне. По-видимому, здесь было меньше камня и больше почвы, потому и удалось выкопать окопы достаточной глубины, и даже наметить контуры ходов сообщения. В сторону предполагаемого противника грозно смотрела пара АГС, а в качестве часового в окопе у импровизированного КПП дрыхнул тощий воин с пулеметом Калашникова. Я прошел, совершенно им незамеченный.

Картина, которую я застал у своих минометчиков, меня по началу несколько озадачила. Крикуновцы и костенковцы дружно, что было вообще-то само по себе уже несколько странным, насколько я их знал, копали огромную яму. Они, кряхтя и периодически попердывая, выворачивали каменные глыбы, чуть ли не руками выкидывали иногда попадающуюся землю и не выражали ни малейшего желания упасть и забыться, как это обычно бывало.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.