Главная | вверх

Яковенко - Харами (29 из 103)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Да и из всего инструментария у нас оказалась одна буссоль да по биноклю — у меня и у Васи. Я даже доставал бинокль и озирался: естественно, толку никакого из этого не вышло, но людей я насмешил.

Путь к Семену пролегал мимо расчета Костенки, и я даже не удивился, когда обнаружил их сидящими на камнях и затягивающихся сигаретами. Окоп для миномета несколько углубился, передний бруствер они выложили камнями, так что за изящную миникопию позиции это вполне можно было бы и принять, конечно. Но смущало меня одно: что за такую миникопию я вполне мог получить от Скруджа максип…ну, чего, честно говоря, мне сильно не хотелось.

Тяжело ступая берцами с налипшей грязью, я подошел к Крикунову и грозным голосом спросил:

— Вы, товарищ, сержант или где? Вы, собственно, на войне или почему? Как собираетесь от пуль и осколков защищаться!? А!?

Мерзкий Крикунов скосоротил свою подлую физиономию и выразился в том духе, совершенно казалось бы невпопад, что прапорщик Гусебов привозил еду гречневую кашу с тушенкой, и чай с сухарями. А потому они прерывались на время, чтобы поесть, а сейчас, подкрепившись, с удвоенной энергией примутся за возведение огневой точки на радость своих любимых командиров.

По мере уяснения мною смысла этой скользкой речи, ноги мои готовы были сами рвануться к МТЛБ, до того мне хотелось жрать, и лишь неимоверным усилием воли остался я стоять на месте и кивнул как бы в знак одобрения. То, что весь хавчик уже «ушел», я ни минуты не сомневался. А потому желание найти Сэма у меня только увеличилось. Семен, который казался эдаким рубахой-парнем, свысока плюющим на низменную материальность, на самом деле был на удивление хозяйственным парнем. Два — три тихих слова, и два — три доверенных сержанта с понимающими улыбками исчезали в неизвестном направлении, а Семен мог снова играть на гитаре, рассуждать о Питерском роке, с которым он пристально знакомился во время учебы в ЛАУ, или делать еще что-нибудь такое же приятное. И при этом чай у него не переводился — он содержался в приличных размеров бачке, в заначке дожидались удобного момента с десяток банок тушенки и каши, да и вообще — было много не менее полезных вещей.

Я, грешным делом, рассчитывал, что и мне может что-нибудь обломиться. Поэтому быстро покинул крикуновцев и устремился на поиски артиллеристов. Действительность превзошла мои смутные ожидания. Поленый сумел выставить палатку и даже обложил ее камнем. Судя по тому, что личный состав батареи как древние египтяне выворачивал ломами глыбы из земли, а офицеров и прапорщиков в обозримом от тумана направлении не наблюдалось, то я вполне логично предположил, что они сидят в палатке. И не ошибся.

— Хо — хо — хо! — сказал Сэм, приподнимаясь с лежанки, — Паша пожаловал! Где провел ночь, Казанова?

«Издевайся — издевайся!» — подумал я про себя, — «если это тебя развеселит. Мне безразличен твой смех. Дай мне кусок хлеба и сто грамм водки, и можешь упражняться в остроумии столько, сколько тебе заблагорассудится».
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.