Главная | вверх

Яковенко - Харами (25 из 103)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Я тут же уперся взглядом в карту, которую Вася с видом некоторого недоумения вертел в разные стороны.

— И где мы есть? — спросил я энергично, маскируя показным энтузиазмом полное отсутствие поводов для моего пребывания в машине.

— Где-то тут. По крайней мере, это место было намечено при рекогносцировке, — грязный Васин палец уперся в одну из точек на карте. — Но хоть убей меня, но я запутался, в какую сторону мы окапываемся. Не видно же не хрена!

Проклятый туман не позволял ничего разглядеть толком в двух шагах. За стеклами кабины было холодно, сыро. Мне страшно захотелось спать, сосущей пульсирующей болью заголосил пустой желудок, и в довершение удовольствия заболела голова. Хорошо было бы остаться в кабине, но я не мог позволить себе этого. Во-первых, мне было совестно бросать на произвол судьбы тех солдат, которые приехали сюда со мной, и, как я надеялся, готовили сейчас огневую позицию для стрельбы. А во-вторых, все равно скоро появился бы капитан Скруджев, и выгнал меня, да и Васю впрочем тоже, наружу. «Чего расселись!?» — заорал бы он. — «Где вы должны быть!?».

Поэтому я через не могу открыл дверцу и соскользнул в сырость, туман и темноту.

Дорога от «шишиги» до расчета заняла у меня значительно больше времени, чем я мог предположить. Складывалось такое впечатление, что бойцы окапывались абсолютно бессистемно — кому, как и где вздумалось. Я спотыкался об вывороченные камни, проваливался в ямки, и даже один раз все-таки упал под ноги мне попался спавший прямо на голой земле, но завернутый в ОЗК с ног до головы, боец. Его автомат валялся рядом с ним, и я мог совершенно спокойно его забрать. Но зачем мне это было нужно?

Хотя я зацепился за него более чем конкретно, и заехал ему берцем по ребрам, бесчувственное тело даже не пошевелилось. Зато мне пришлось долго отчищать испачканные в грязи руки. Да и вообще, похоже я уже был грязен как свинья. Это совсем не добавило мне бодрости. Отнюдь не добавило, да-с!

Из тумана вырос миномет. Но нет, это был расчет Крикунова. Куда они делись сами, было совершенно неизвестно. Однако направление моих передвижений было абсолютно правильным. Пройдя еще несколько метров, я наткнулся на искомый расчет Костенко. Они были на месте — валялись в изнеможении в грязи. Окопов не было. Лежали только вывороченные камни, об которые я снова больно ушибся.

— Ё… в рот, б…, - сказал я, — какого х… вы здесь делали! Где, б…, товарищи бойцы, позиция для стрельбы? Чем будем отбивать атаки? Х…? Это даже не п…, это — суперп…!

Шатаясь и подергиваясь, поднялся Романцев. Костенко остался лежать носом в грязи, из которой, судя по его предыдущей жизни, он, по-видимому, и произошел. Толя же Романцев, в которого дисциплину очевидно вбили еще в детстве родители, попытался объяснить мне сложившуюся ситуацию.

— Товарищ лейтенант, ну совершенно невозможно копать! Мы взяли лопаты у Крикунова — они их бросили и разбежались все куда-то. («Вот гады!» подумал я). Но копать невозможно! Здесь пять сантиметров земли, а потом сплошной камень.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.