Главная | вверх

Яковенко - Снайпер (38 из 110)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Криминал представляли молодые люди разных национальностей, но примерно одного возраста. Ирина Николаевна морально была совершенно готова к этому, и не выражала никакого возмущения. Тем более что как начинающей ей сделали льготу: взяли всего двадцать тысяч рублей — цена одной бутылки водки, которой она собиралась торговать, прикрыв свой основной товар столиком с шоколадом, жвачками и безалкогольными напитками. В первый же вечер она продала пять бутылок. Это было прекрасно. Приехавший за ней утром на велосипеде с тележкой муж увидел безмерно уставшую, но очень счастливую жену.

— Валера, — сказала она. — Торговать можно. И даже нужно. Если так пойдет и дальше, то я брошу школу. Здесь живые деньги! И больше, чем я получаю за свои муки со школьниками.

Она радовалась как девочка, и муж не захотел остужать ее маленький праздник. А предложил ей отметить первый торговый день шампанским, вкус которого они забыли уже давным-давно.




Глава 9


Из Дневника Саши Куценко.

"8 сентября. Вчера отец отправил меня собрать яблоки, которые нападали за ночь. Я взял большое пластмассовое ведро, и пошел в конец двора, к моей любимице. Я не знаю ее сорта, и не надо, но яблочки у нее твердые, красные, с медовым вкусом, брызжущие соком. Даже в Дагестане на базаре не приходилось встречать яблок лучше.

Я подошел к яблоне, и через забор увидел девчонку, лет шестнадцати. Она развешивала белье на веревках, и стояла ко мне спиной.

Я забыл про яблоки, и принялся ее разглядывать. Ноги у нее были стройные и крепкие. Шорты подчеркивали все мягкие места. Пшеничные волосы прической каре. А когда она обернулась, я понял, что под майкой у нее нет лифчика. Она распахнула на меня свои темные глаза и сказала: «Ой», а я, как дурак, вытаращился на ее грудь.

Она бросила на землю таз со стиркой и сложила руки на груди: «Чего уставился!?».

Тут я опомнился и засмеялся. Она фыркнула, подхватила таз и ушла в дом. Пока я собирал яблоки, она вернулась: уже в лифчике.

Я спросил, как ее зовут. Она презрительно повела плечами, но ответила, что родители назвали ее Оксаной. Я представился без разрешения, объяснил, что теперь я ее сосед, недавно вернулся из армии. А потом сказал, что она очень красивая. Потом подхватил ведро с яблоками и ушел в летнюю кухню.

Она мне действительно понравилась, и не только из-за голых сисек.

12 сентября. У Оксанки есть еще младшая сестра Настя, но она темная, худенькая, угловатая: одно слово — малолетка. А с Оксанкой я здоровался каждый день через забор. И вчера она пригласила меня на дискотеку. Вот уж чего я не люблю, так это дискотек. Шум, гам, пьянь, дрянь. Не люблю.

Но с Оксанкой пошел. Наверное, она почувствовала мое отвращение, потому что мы ушли рано, долго гуляли по улицам. Разговаривали. Она, оказывается, беженка из Узбекистана, мать — учительница, отец — учитель. Все рассказывала мне про Ташкент. К русским относятся не лучше, чем в Чечне, поэтому основная масса оттуда уже сбежала.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.