Главная | вверх

Яковенко - Снайпер (28 из 110)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


Снайпер не стал ждать, пока забеспокоится третий часовой — тот мог уже и не пойти под выстрел, а наоборот, затаиться. Как его тогда выкурить? И как только затылок третьего врага попал в прицел, Саша нажал на курок. Голова исчезла, а снайпер интуитивно понял, что не промахнулся. «Трое гадов! Мало, конечно, но все, что смог!» — Саша отложил винтовку, перевернулся на спину и, глядя в небо, расслабился.

Потом свистнул в кусты.

— Эй ты, лицо известной национальности! Вылезай!

Кусты зашевелились, и испуганная Васина мордочка выглянула наружу.

— Давай ко мне, воин!

— Зачем?

— Ты что, вообще опух, солдат! А ну быстро сюда!

Вася подполз, и Саша предоставил ему возможность полюбоваться своей работой.

— А теперь, брат, надо идти на блок!

— Зачем?!

— А затем, чтобы посмотреть, что там творится.

— А если ты не всех убил? А если там еще кто?

— Этот кто уже дал бы о себе знать: последнего я прямо на мосту завалил, усекаешь? Его-то увидели бы! А тишина… Значит, он был последним. Идем! Кому сказал?!

И они медленно, прислушиваясь к каждому шороху, поползли к мосту. Внезапно со стороны Хасавюрта возник звук большого боя. Он усиливался.

— Ты знаешь что это, Вася?!

— Нет!

— Это аэродром вертолетный атакован — туда нохчи и поехали. И отступать они тоже будут здесь, поэтому и дорогу себе расчистили.

Они продолжили красться, и вскоре оказались на точке, откуда все палатки были видны как на ладони. Никого не было. Стояла полная тишина, только насекомые звенели в траве. Сослуживцы осмелели, и Саша выпрямился в полный рост. Вслед за ним выпрямился и Василий. Они бегом кинулись в расположение.

Одну за другой обследовав все палатки, последние бойцы Гирзельаульского блокпоста убедились, что ни тел, ни оружия нигде нет. В командирской палатке валялась простреленная рация Р-107. Зато нашлись тела убитых рядовых и Соломатина, над которыми уже роились мухи.

«Как же так бывает?»— подумал Саша, стоя над телом контрактника. — «Буквально недавно я с ним разговаривал, а вот уже мухи ползают по его глазам. Никак не привыкну». Он опустился на колени и закрыл товарищу веки. Оглянулся, и увидел лицо молодого солдата, по которому градом текли слезы, хотя ни одного звука он не издал.

— Это мой земляк! — сказал он, показав на одного из мертвых бойцов. — Он три дома от меня живет, я ж его всю жизнь знал!

— Заткнись, потом рыдать будешь! Помогай давай.

Вдвоем они скинули в воду лежащий на мосту труп сепаратиста, который и на самом деле оказался бандеровцем: рослым, светловолосым парнем с голубыми глазами и усами пшеничного цвета.

— Вот сволочь, против своих братьев славян воевал, гнида хохляцкая! Иди рыбу кормить!

— Санек! А куда все остальные-то подевались, а?

— Видел, Борькина машина в Чечню уехала — там они все, я так думаю. В плену, одним словом.

— Хорошо, что мы на рыбалку пошли!

— Да уж, и не говори…

Скинуть западенца в воду было легко, а вот поставить поперек моста бетонные плиты сложно — у снайпера был свой, маленький план мести.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.