Главная | вверх

Яковенко - Первомайский (7 из 32)

назад вперед | первая +10 последняя | полностью
Но на офицерах бушлаты были, и Витя всегда считал, что «перестройка» принесла армии только одно полезное изменение — изменение формы. Особенно военным нравилось гигантское количество карманов. Те, кто в старое доброе время таскал все военные причиндалы на ремне, могли особенно оценить это удобство.

Но суровая жизнь лишила доблестных солдат 2-го дивизиона и этой маленькой радости. Несчастные военнослужащие подпрыгивали, сжимали и разжимали кулаки как глубоко замерзающие, но не сдающиеся люди. Однако на вопрос комбата, как они себя сейчас чувствуют, сержант Узунов за всех ответил, что хорошо. Казалось, он был искренен; возможно, предприимчивый сержант сумел протащить с собой в поход бутылку чего-нибудь горячительного и раздавить ее в компании друзей в кузове автомобиля.

Пока Витя изучал моральное состояние личного состава, к лейтенанту успел приблизиться, сверкая длинным носом, его старый друг и однокурсник, Славик Клюшкин. Крепко пожав Поддубному руку, он тут же завизжал возбужденным тонким голосом:

— Схватили меня внезапно, подонки! Я не успел скрыться… Как ты думаешь, здесь будет что-нибудь серьезное?!.. О, я уже замерз! Мои ноги не помещаются в кабине! Где я буду спать?!.. О, моя теплая, почти домашняя кровать!

Витя засмеялся — в сравнении со Славиком он чувствовал себя настоящим рейнджером.

Подошел командир батареи и сказал, что пока только надо выставить дежурную смену часа на два, а потом поменять. С первой сменой Витя решил остаться сам — поболтать со Славиком. Они с ним служили в разных дивизионах, хотя приехали в бригаду вместе. А потом встречаться им удавалось уже только на разводах перед заступлением в наряд, и то, если только их графики совпадали в одной точке. Честно говоря, Вите Славика не хватало: за пять лет совместной учебы, товарищи понимали друг друга с полуслова — один только раскрывал рот, а другой уже знал, что он хочет сказать. И это ничуть не мешало им смеяться и прикалываться друг над другом.

В данный момент Слава изображал что-то вроде дискотечного топтания, по ходу дела бурно выражая возмущение по поводу своей отправки в «окопы»:

— Представляешь? Меня хватают в квартире два папоротника, тянут на плац, выходит Жариков и визжит, чтобы меня тащили в машину. Я пытаюсь вырваться, кричу ему, что я пацифист! Но он, наверное, уже привык к моим выступлениям, не отреагировал никак, а вместо этого врезал мне по шее — до сих пор болит. Сажают меня в «Урал» — слева — шофер, справа — капитан Куценко: не вырвешься. Пришлось ехать сюда. Как ты думаешь — бой будет? Я же такой длинный — ни в один окоп не помещусь!

— Нос у тебя ни в один окоп не поместится, — засмеялся Витя.

Таким долгим безостановочным трепом Славе удалось заполнить часа два или даже три. За все это время ветер не только не унимался, а, кажется, становился еще сильнее и Витя понял, что хорош тусоваться, иначе можно околеть. Плюнув на служебный долг, он пошел к своей машине, которую постоянно держал, хоть краем глаза, но в поле зрения.
назад вперед | первая +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.