Главная | вверх

Яковенко - Первомайский (30 из 32)

назад вперед | первая -10 последняя | полностью
Витя сходил к Зарифуллину, поговорил, и тот задумчиво сообщил, что у них в тылу стоит какой-то госпиталь и пусть Федя топает туда своим ходом. После такого разрешения Коломейчук мгновенно исчез — и больше он не появлялся. А если слегка забежать вперёд, то следует заметить, что Витя вообще больше никогда его не видел; куда-то, по слухам, он сумел в другую часть попасть.

В сумерках подошёл капитан Донецков с приказом вести беспокоящий огонь. Ну, вести так вести, делов-то! Капитан ушёл, а Поддубный задремал. Очнулся он от холода. Костёр затухал, Волков, Шиганков, Лисицын и Дынин дрыхли без задних ног. Витя поднялся, пинками поставил на ноги остальных, и молча показал на костёр. Волков, в свою очередь, сорвал злость на рядовом составе. Лисицын, громко проклиная войну, выполз наружу и побрёл искать топливо, а небо внезапно озарила вспышка. Осветительная бомба на парашюте зависла над поселком. Стало светло как днём. Жёлтый свет чем-то напоминал новогодние салюты, и все заворожённо уставились в небо.

— Заряжай, — первым опомнился лейтенант, — надо же выстрел произвести.

Шиганков с видимым удовольствием пошёл стрелять — днём-то кто бы ему это позволил? Пушка грохнула, вылетела пустая гильза. Шиганков вернулся с тупым лицом и пустыми глазами — не ожидал такой силы отдачи — наверное, в голове у него звенело, и он слегка оглох.

Через полчаса к орудию отправился Лисицын. Витя то дремал, то просыпался от выстрелов. Тогда он выбирался из ямы и ходил по позиции вперёд-назад: больные колени никак не хотели униматься. В час ночи Витя пошёл в тыл к машине. Логман, само собой, спал, но разбуженный, никакого возмущения не проявил, а спокойно отправился на позиции. «Есть всё-таки совесть у парня», — подумал Поддубный, торопливо занимая тёплое место. Периодически в посёлке хлопали разрывы, и под этот убаюкивающий аккомпанемент Витя провалился в сон…

Второй день боя начался буднично: Витя отправился по естественным надобностям, но в отличие от дней предыдущих добавилась неприятная особенность, в воздухе нет-нет да свистели шальные пули. Правда, лейтенанта это почему-то не сильно напугало, даже прибавило бодрости.

По дороге на позицию Вите встретился Зарифуллин.

— Тут корреспондент с «Красной Звезды» приезжал, — довольно улыбался Рустам, — обещал про меня написать.

Витю, хоть и несильно, но кольнула зависть: «Ну почему мне-то так не везёт?». Они разошлись; Рустам пошёл завтракать, а Витя — к любимому расчёту. Придя на место, он с неудовольствием обнаружил, что исчезла «Шилка» и уполз танк. Место явно оголилось. Пока лейтенант покрутился, потрепался с Волковым, три соседних расчета открыли стрельбу. «Ну, и нам пора!» Поддубный приказал заряжать. Так как целей он не наблюдал, то решился стрелять, перенося огонь в глубину Первомайского: первый выстрел — по окраине, второй — на сто метров дальше, третий — ещё на сто метров дальше и четвёртый — ещё на сто метров. Витя полностью наслаждался «свободой творчества».
назад вперед | первая -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.