Главная | вверх

Яковенко - Первомайский (26 из 32)

назад вперед | первая -10 последняя | полностью


Автомобиль взревел, и рванул вперёд. «Куда она поехала?» — слегка удивился Витя. — «Впереди ведь только сам Первомайский!». Но у него своих проблем хватало, и он, честно говоря, тут же об этом забыл. Ему пришлось долго искать свою машину: он то шёл вперёд, то возвращался назад, пытаясь узнать её облик, (как узнал он её у омоновского поста чуть более суток тому назад), но что-то разладилось в его интуиции. Поддубный сунулся наугад и не угадал: в машине спал Зарифуллин. Витя извинился, и командир батареи быстро закрыл дверцу. А вот следующая машина была той, что нужно. Разбуженный Логман побурчал, но освободил место, и отчаянно зевая, поплёлся в сторону, указанную ему Поддубным, благо, что маяком мог служить костерок, до сих пор горевший у сержанта Волкова.

Всю ночь до утра Витя метался между кабиной и кузовом: в кузове он долго не выдерживал от мороза — примерзал к скамейке, на которой спал, а в кабине ломило колени. «Господи! Когда же это закончится?» — молился Поддубный, чуть не плача от отчаяния и злости. Он даже с облегчением встретил рассвет нового трудового дня: потеплело, посветлело, можно было пойти к расчёту на позицию — на людях было веселее.

Следующие несколько дней были однообразны и неинтересны. Пока власти Дагестана и России пытались мирно договориться с Радуевым, войска маялись от бытовой неустроенности и скуки.

Волков с расчётом выкопал яму в земле, огородил её по периметру плащ-палатками, а в центре разводил костёр. Сиденьями служили снарядные ящики, и Витя добрую часть ночи проводил на них вместе с бойцами; здесь было тепло и оживленно.

Витя умел поговорить, выслушать, легко завязывал разговор, поддерживал его, и время всё-таки проходило не так утомительно. Благодаря полевой кухне горячая каша и чай появлялись теперь три раза в день. А вот омоновцы перестали угощать Серого, сколько он не юродствовал перед ними, а потом, когда они пообещали оторвать ему ноги, вообще старался поменьше попадаться им на глаза, поэтому запас импортных продуктов моментально иссяк.

Воду таскали из соседнего канала через дорогу, невзирая ни на какую опасность заразиться — пить хотелось ужасно. А вот вода эта оказалась на удивление вкусной, и Волков чуть ли не ежечасно гонял Шиганкова, Лисицына и Коломейчука с котелками на канал.

Костёр требовал постоянной подпитки топливом, и потому количество снарядных ящиков катастрофически таяло. Снаряды перекладывались в другие ящики, пока не остался один (!) ящик на все снаряды. В этот момент лейтенант понял, что если боя не будет, снаряды они отвезти просто не смогут, поэтому что бы там не решали политики, а стрельба должна быть всё равно. У них своя правда, а у нас своя. Да и бойцы горели желанием: когда ещё пострелять придётся? И с другой стороны, зачем столько мучились-то, если зря?

Три соседних расчёта через дорогу соорудили жильё покруче. Такая же яма, как и у Волкова, была сверху закрыта досками. В ней было значительно теплее, чем у Витиного расчета, это плюс, но смрад от самодельной печки был такой, что делал пребывание в землянке для цивилизованного человека невыносимым.
назад вперед | первая -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.