Главная | вверх

Яковенко - Первомайский (24 из 32)

назад вперед | первая -10 последняя | полностью
Они в машине у Гарри, — добавил, уже уходя, Рустам.

Слово «пожалуйста» Витю в заблуждение не ввело — это был приказ. Поддубный внутренне содрогнулся, добавление новой головной боли его, естественно не обрадовало. Гарри, в миру сержант Гарифуллин, плохо говорил по-русски, как-то невнятно, но был здоровым, крепким, и к радости начальников, весьма исполнительным человеком. Да плюс ко всему малопьющим. Напился в части он только однажды, но этот день многие запомнили надолго: пришедший от какой-то старой обиды в ярость, Гарри принялся крушить и без того убогую казенную мебель в древесные отходы и металлолом, причем его несчастные собутыльники давно уже пребывали в ауте; скручивала Гарри вся его рота, причем многим потом строем пришлось идти в бригаду к дантисту, и с тех пор этому Гаргантюа наливать остерегались. Хорошо, что он сам не просил, а то отказать ему было бы весьма затруднительно.

Витя надеялся, что положительные качества Гарри упростят его новую задачу. Нужно было просто сказать ему, чтобы он свалил всю аппаратуру в кучу, и приглядывал за ней. (Хотя зачем это нужно Гарри? Он человек маленький…).

Тем временем, Бабаян построил батарею и начался «разбор полётов». Во-первых, с комдивом приехала ещё толпа контрактников (оказывается не все «герои» отправились «освобождать» Первомайский сразу) — Витя тихо охнул. Во-вторых, Бабаян заметил, что часть личного состава стоит без ремней. Последовал вполне законный вопрос: «Где ремни?». В-третьих… А вот в третьих было уже действительно серьёзно и погано. Только теперь до Вити дошло, какую глупость он сделал, выдав каждому бойцу штык-нож. К этому моменту успело исчезнуть уже около десятка (не одному Поддубному они нравились; и припомнилось Вите подозрительно мужественное поведение сержанта Узунова на ледяном ветру). Бабаян рассвирепел.

— Когда вы только успели их продать! — орал он, густо перемешивая свою эмоциональную речь матом.

Зарифуллин стоял красный, растерянный и ничего (ну ничего!) не мог сказать. Витя, пользовавшийся особой «любовью» комдива, постарался спрятаться за личным составом. Но именно это движение привлекло взгляд Бабаяна, и он нашёл новый объект для обличительного сарказма.

— Чем вы занимались здесь, товарищ лейтенант? Спрятались в кабине и не вылазили, да? Хрен с ней, с армией, с войной, с личным составом? Не молчите, товарищ лейтенант, промычите хоть что-нибудь! — произнес командир дивизиона риторическую тираду.

Витя понуро молчал. Самое обидное, что в словах комдива было слишком много правды. Оставалось только закатить глаза к небу, и ждать, что когда-нибудь и это пройдёт.

Внезапно Бабаян прервал свою филлипику, посмотрев на часы. Пора было заниматься снарядами: выгрузить, вкрутить взрыватели и очистить от смазки. А уже темнело: зимний день короток, и темнота наступает внезапно. Личный состав с энтузиазмом потащил тяжёлые ящики к огневой позиции, и даже вспыхивали перебранки из-за лишнего ящика. Поддубный сначала, как говорится, не врубился, а потом сообразил: не из-за снарядов шла борьба, это было бы смешно, а из-за деревянных ящиков, так хорошо горевших в полевых условиях.
назад вперед | первая -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.