Главная | вверх

Яковенко - Первомайский (20 из 32)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью
Прапорщик Расул взял обоих «эфиопов» за шкирку и громко сказал:

— Кругом полно снега. Если через пятнадцать минут вы не будете такие же белые, как этот снег, вам придет полный п…..ц! Остальных это тоже касается.

После таких слов смех моментально прекратился. Расул свои обещания выполнял чётко.

Личный состав, проклиная войну, начальство, погоду и свою несчастную жизнь, кряхтя и стеная, яростно тер лица. Витя не особо вникал в эти мероприятия. Его больше интересовал вопрос о том, что орудия-то стояли на абсолютно открытом месте, недалеко от Первомайского, и представляли из себя прекрасную мишень. Он пытался поговорить об этом с Арифуллиным (хотя и знал, что тот тоже ничего не решает), но тот отказался от комментариев, и Витя отступился. Может, и боя-то никакого не будет, чего зря спорить…

Опять начались бесцельные блуждания по позиции: лейтенант то забирался в кабину, то выбирался наружу, то говорил с кем-то, то молча вышагивал вдоль линии орудий. Делать ему было абсолютно нечего. Угнетала неопределённость: сколько продлится вся эта «компания», будет стрельба или нет? Никто ничего не знал, (естественно), и узнать было негде.

Неожиданно примчался Донецков.

— Сворачиваемся! — продемонстрировал он годами выработанный командный голос, — и за мной!

«Ну, опять покатаемся», — обрадовался Витя. Но несколько преждевременно. Несчастья, преследовавшие многострадального сержанта Карабута и его доблестный расчет, и здесь не упустили шанса поглумиться: сломалось запорное устройство, крепившее Д-44 к «Уралу» — потерялся фиксатор. Поддубный, по долгу службы руководивший свертыванием, попал в трудную ситуацию. Колонна уже отходила, а закрепить орудие было совершенно нечем. Даже ржавой проволоки нельзя было найти в этой белой пустыне: она, ржавая и гнутая, возможно лежала прямо под ногами, но как её найти под снегом-то, вот проблема! Витя сам пришёл в отчаяние, как будто это он был виноват (за подчинённого всегда отвечает начальник — на то ему и власть дана!) и начал грозить Карабуту всяческими карами. Испуганный сержант и сам давно метался по кузову в поисках спасительного материала. И ему повезло, (это было так редко!): он нашёл проволоку, и потребовалась ещё минута, чтобы хоть как-то скрепить сцепное устройство и тронуться. Количество мата, которое Донецков обрушил на Поддубного, не поддаётся ни описанию, ни измерению. Витя молчал: сказать ему было нечего.

Пока петляли по кривым дорогам между каналами, погода испортилась: небо затянуло облаками, стало сыро и промозгло. Но, кстати, Витя как раз пасмурную погоду любил всегда, а солнечную, наоборот, — с трудом терпел. Уж такой человек был Виктор Поддубный — со своими странностями. Так что такая перемена его не огорчила, а напротив — добавила настроения.

После многочисленных поворотов и торможений, батарея, наконец-то, остановилась. Стоявшие впереди по ходу движения «Уралы» куда-то тронулись, а к Витиной машине подошёл Донецков и объяснил ситуацию:
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.