Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (83 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Ладно! Делать нечего. Я вышел в коридор, и распахнул входную дверь, ожидая увидеть уже опротивевшую мне донельзя рожу сержанта Карабута.

Да, рожа была на месте. Однако сержант произнес совсем не то, что я ожидал:

— Товарищ лейтенант, вас вызывает подполковник Дьяков.

Ничего себе! Вот это номер! Это что-то новенькое. Это очень похоже на отправку под Хасавюрт. Кажется, пришла моя очередь…

В ряду нас стояло несколько человек — все лейтенанты, все пиджаки. Это те, кто еще оставался в части, а не месил грязь под Хасавюртом. Около меня стоял Клюшкин, с другой стороны — Вовка Самоедов. Нелюдина не было. Кажется, мне кто-то говорил, что он уже в лагере. Пробивной парень — там ему самое место.

Дьяков шагал вдоль нашего строя. Он морщил лоб, пристально всматривался нам в лица. За его спиной, откровенно передергивая от озноба плечами, тосковал с документами в руках штабной писарь. Это было худое очкастое существо, белобрысое, с настолько светлыми бровями, что казалось, они у него просто отсутствуют. Пока подполковник рассматривал нас, я изучил внешний облик писаря до мельчайших черточек, вплоть до того, что у левого крыла носа бойца вольготно расположился вулканических размеров прыщ. Этот прыщ как-то сильно меня смущал. Меня начало потихоньку клинить, мне почему-то хотелось этот прыщ выдавить. Сжать его ногтями, и давануть, так, что желтая струйка гноя в мгновение ока вырвется наружу, а обладатель прыща взвоет от резкой боли…

— Так, — наконец пришел к какому-то решению Дьяков. — В полевой лагерь под Хасавюрт отправятся…

Он назвал несколько фамилий. Называемые выходили из строя, и постепенно напротив нас образовывалась новая шеренга.

Дальше подполковник сделал ошибку.

— Клюшкин! — сказал он.

Слава ни сделал и шага.

— Клюшкин?! — удивленно протянул Дьяков. Расчет дал трещину.

На Славе лица не было.

— Товарищ подполковник, — сказал он дрожащим голосом, — я не хочу… Я не поеду! У меня мама… Я один у нее… Она не переживет! Я не хочу… Не поеду… Нет, не хочу.

Лицо Дьякова налилось кровью. Одно мгновение мне казалось, что он ударит Славика. И не просто ударит, а начнет топтать ногами.

Клюшкин стоял в строю последним. Это означало, что меня пропустили. Я не еду. Но почему подполковник смотрел в глаза мне, а выбрал Славика? Он посчитал, что я не достоин того, чтобы поехать? (Уж точно он не беспокоиться о моей молодой жизни — это смешно!). Я напрягся.

— Товарищ подполковник! — сказал я громко и отчетливо. — Разрешите мне поехать.

Дьяков, который уже, видно, готовился вцепиться в Клюшкина не по детски, услышав меня, передумал. Он кивнул мне, и я, четко выйдя из строя, встал напротив Славика. Писарь сделал какие-то исправления в своем талмуде, и подполковник закончил мероприятие.

— Завтра у штаба в девять ноль — ноль.

Все, время неопределенности закончилось. До свидания, Темир-Хан-Шура! Обойдешься пока без меня!




Глава 8


Может быть, это было какое-то знамение для меня? Почти всю предыдущую неделю было пасмурно, периодически моросил мелкий дождик, а сегодня утром выглянуло солнце и потеплело, да еще как!
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.