Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (72 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
Какого черта она шастают по части в два часа ночи. Уж эти точно не в наряде.

— Чему обязаны? — спросил я, не вставая.

Они оба без приглашения присели на корточках рядом.

— Не спится, — с заметным акцентом сказал Мага. Хизриев смотрел на меня не мигая, как змея.

Я сунул правую руку под мышку, делая вид, что у меня мерзнут руки. На самом-то деле, под мышкой, в кобуре у меня висел пистолет, и свою правую ладонь я положил на его рукоятку, при этом очень тихо сняв пистолет с предохранителя. Очень уж не нравились мне эти двое. А этой ночью они не нравились мне особенно.

Интересно, поняли они, зачем я сунул правую руку под бушлат или нет? Или они слишком тупы и самоуверенны для этого? Я крайне внимательно приглядывался к ним, и мне на секунду показалось, что они перемигнулись, и Мага отрицательно качнул головой.

Может быть, это жест спас меня, равно как и моих солдат? Думали ли эти двое о том, что я начну стрелять? Не знаю, но по какой-то причине им вдруг стало с нами не очень интересно. Они поднялись и ушли. Мне показалось, что Хизриев тихо сказал: «Все русские — вонючие козлы». Но возможно только показалось.

Это было уже не важно: я вздохнул с облегчением. Брань на воротах не виснет, а ничего физического сделать они с нами не смогли. По-видимому, передумали. Я вытащил правую руку обратно.

Однако возвращения к идиллическому состоянию уже не могло и быть. Я с горечью подумал, до чего мы докатились, если мне приходится думать о том, как я буду обороняться от собственных солдат. А в глазах Трафимова и Черенкова, в которых отражались языки пламени, явственно блестела ненависть. Этот взгляд был обращен в сторону уходивших дагов… Да, я уйду домой, хоть на какое-то время, а им придется идти в казарму, где никакой защиты от таких вот блатных Маг у них нет.

Я не знаю, правда ли Мага был такой блатной, но насчет Хизриева мог сказать точно. У его отца был подъемный кран. Собственный, или только работал он на нем — не суть важно. Главное, что он имел возможность им распоряжаться. И наше старшее начальство без конца обращалось к Хизриеву — старшему с просьбами о помощи. Чувствуя за спиной безоговорочное согласие отцов-командиров спускать Хизриеву — младшему любые выходки, он совсем распоясался. Меня это бесило, потому что некоторое время он числился у меня во взводе. При этом всегда называл меня на «ты». Поделать с этим я ничего не мог. Что я могу, например, доложить комдиву, если сам вижу, что он в этот момент договаривается с отцом солдата об очередной строительной услуге?

К счастью, у меня в подразделении он был не так долго. Меня перевели в дивизион, и теперь с Хизриевым мучается уже кто-то другой.

И все же, что они хотели? Зачем они подошли? Нехорошие у них были взгляды, ох нехорошие…




Глава 4


Я все продолжал гадать по поводу отсутствия Поленого и Томского, когда произошло событие, в принципе вообще лишавшее смысла какое-либо их пребывание в части. Из нашего дивизиона в пехоту забрали еще двадцать человек.

«Вербовка» произвела массовое волнение в нашей части.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.