Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (71 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
Мобилизовав каменщика Иванова, с малым количеством цемента и глины нам удалось замазать щели в каменных стенах и отремонтировать дорожки. Мы заставили бойцов облазать близлежащие свалки, и добыть старые покрышки, из которых теми же народными умельцами были сделаны некие подобия макивар — для отработки приемов рукопашного боя.

Нам также удалось достать доски, и произвести ремонт столика для сборки — разборки оружия. Многое было покрашено, починено, (или наоборот — отрезано, сломано и выброшено), а в довершение всего бордюры покрылись свежей побелкой.

И чтобы нам не говорил вечно недовольный Бабаян, караульный городок стал выглядеть совсем по-другому. По крайней мере, совсем не так позорно, как раньше…

Я с грустью, в бледном свете далекого фонаря, рассматривал потери. Пару досок из стола кто-то вырвал, какая-то сволочь оторвала и бросила покрышку — макивару, стены вновь потрескались, а побелку с бордюров давным — давно смыло. Тут я вспомнил об учебно-материальной базе, и мне стало совсем тоскливо.

От караульного городка мы вышли прямо на КПП. Этот наряд, как и охрана штаба, наглухо закрылся, и никого не было видно. Вообще-то, лично меня промозглость начала доставать.

— Пойдемте, костер разожжем, товарищ лейтенант! — попросил меня Трафимов.

— Из чего?

— Да прошлый наряд вчера у нас под окнами жег. Наверняка что-нибудь осталось. А доски мы знаем где взять.

Трафимов меня заинтриговал, и я с легкостью согласился на костер.

Действительно, следы вчерашнего костра не заметить было трудно. Черенков и Трафимов ушли в сторону столовой, и спустя минут двадцать вернулись с какими-то досками.

— Ого! — сказал я. — Где взяли?

— Да вот здание, напротив столовой, пустое. Там доски есть сухие. Гнилые, поломанные — и никому не нужные. Но ведь сухие же! И горят замечательно.

Я догадался. Они говорили о том самом учебном корпусе, где раньше была диарама.

Черенков смотался в казарму за спичками и бумагой. Через пять минут, благодаря трем спичинам и «Красной звезде», у нас появился огонь. Примерно с час мы болтали о том, о сем. В основном я расспрашивал, кто где живет, кто чем занимался до армии, и кто у них родители. Эта тема для почти любого бойца приятна — кто же не вспоминает с тоской о покинутом родном доме? Еще реже кто-то интересуется этим просто так, а не в целях заполнения личного дела. Я знал, о чем надо спрашивать!

Периодически я поглядывал на часы. Было два ночи. Еще часа четыре, и я отпущу солдат спать, и сам отправлюсь домой. А потом, часиков в восемь, схожу в киоск за газетами. (Что-то в последнее время я пристрастился к чтению газет — причем читал все подряд. Скорее всего, подспудно хотел напомнить себе, что где-то есть еще какая-то жизнь, не такая тоскливая тягомотина, как в Темир-Хан-Шуре, и что уже в этом году я смогу в нее вернуться).

Однако, кнесчастью, наш костер не остался незамеченным. К нам подошли два местных уроженца — рядовые Магомедов, (который сам себя представлял не иначе как «блатной Мага») и Хизриев. Это мне очень не понравилось.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.