Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (60 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
Как оказалось, вследствие полного использования боеприпасов. Потерявший бдительность комбат приказал подогнать «Уралы» прямо к своей позиции, чтобы здесь, на месте, снаряды и выгрузить. За это мы чуть было не поплатились.

Только машины стали останавливаться около орудий, как со стороны Первомайского дали очередь из АГС. К счастью, с недолётом — она прошла перед окопами. Личный состав рванул в укрытие как спринтеры. Аншаков мчался так, что, зацепившись за снарядный ящик, метра три летел в воздухе, и, грохнувшись, не мог толком подняться: хотя ноги крутились как у перевёрнутого велосипеда.

Не дожидаясь второй серии, с позиции удрали «Уралы». Они не смылись полностью, а просто остановились достаточно далеко. Не знаю, что на меня нашло, но я побежал к ним.

— Вася, — сказал я водителю, — совершим подвиг? Давай-ка вернемся на позиции. Вон там есть место за укрытием, там нас не должны достать. Главное, быстро проскочить открытый участок, и все. А то стрелять надо, а снарядов нет.

Водитель долго не раздумывал.

— А что? — весело ответил он. — Подвиг, так подвиг! Поехали!!

Я запрыгнул в кабину, машина развернулась, и мы устремились обратно к Рустаму. Но не доехали. Навстречу бежал он сам, и махал руками, останавливая нас.

— Назад! — закричал он, преодолевая одышку. — Назад! Поставь машину, где сейчас стоял. На руках боеприпасы будем носить. Нечего геройствовать!

«Хорошо, как скажешь». Я выпрыгнул из кабины, и отправился руководить расчетом Волкова. «Урал» задним ходом поехал обратно.

Больше по нашей батарее не стреляли, и вскоре она возобновила свою работу. У бойцов внезапно появился азарт: раз по ним стреляют, значит, батарея задела «чехов» за живое. Явно прибавилось желания, как, впрочем, и дрожи в коленках.

Внезапно появившийся энтузиазм в нашем расчете выразился в героическом поведении Лисицына и Шиганкова. Хотя им пришлось таскать снаряды издалека, и они взмокли как два папы Карло, но прониклись духом ответственности и помалкивали.

Остаток дня прошел в периодически возобновляемой стрельбе. Так как противника мы, кроме невразумительного обстрела утром, не ощущали, то рутинная огневая работа начала утомлять. Ну, сами поймите, стрелять, стрелять и стрелять, не видя ни малейшего результата своей работы… Это сложно.

Впрочем, бойцы выглядели довольными. Во всяком случае, гораздо более довольными, чем в части. Их не смущали ни отсутствие нормального зимнего обмундирования, ни отсутствие бани, ни довольно скудное питание, (хотя, честно сказать, и в части кормили не лучше), ни вполне реальная опасность быть убитым или искалеченным. Что ж, я знал ответ. Здесь было гораздо больше свободы, чем в части, и не было местных. Это безоговорочно перевешивало все трудности и опасности.

У меня же настроение было совершенно противоположным. Я очень сильно хотел вернуться в Темир-Хан-Шуру. Объяснение элементарное: давно не мылся, у меня все чесалось, от меня дурно пахло. Но ладно — это терпимо. Это бы я еще перенес. Но колени! Увы, колени не только не заживали, они болели все сильнее и сильнее.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.