Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (48 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
За его спиной стояла группа контрактников, которые, по тем или иным причинам, не отправились бороться с Радуевым сразу, вместе с нами. (Я только охнул).

Причиной такого бурного красноречия послужили два факта.

Во-первых, не у всех бойцов оказались на месте ремни. А во-вторых, и это было уже гораздо серьезнее, исчезло с десяток штык-ножей. («Зачем только я их выдал», — пульсировало у меня в голове).

— Когда вы успели их продать! — орал Бабаян.

«Неужели и правда, продали»? — думал я. — «Но когда? Когда успели? Неужели по дороге из части? Что-то сержант Узунов больно подозрительно был мужественен в ту тяжелую ночь…».

Личный состав молчал: кто-то опустил голову в землю, кто-то сделал каменное отрешенное лицо, кто-то вообще громко шмыгал носом.

Рустам стоял красный как рак и тоже ничего не мог сказать в свое оправдание.

Я не сомневался, что часть обвинений достанется и мне, и постарался как-то незаметно укрыться за спинами бойцов. Но именно это движение, как назло, привлекло взгляд Бабаяна, и он нашёл новый объект для обличительного сарказма:

— Чем вы занимались здесь, товарищ лейтенант? Спрятались в кабине и не вылезали, да? Хрен с ней, с армией, с войной, с личным составом?.. Не молчите, товарищ лейтенант, промычите хоть что-нибудь!

Мычать мне не хотелось. Оправдываться тоже.

«Ну а что я должен был делать, а? Что я не сделал такого, чего должен был? Надо было строить батарею каждые десять минут и проверять наличие имущества? Штык-ножей этих самых? Ну и как бы это все выглядело? Есть, в конце — концов, командир батареи, есть командир батальона. Поставили задачу — выполняю. Не поставили — не выполняю. Что вы еще от меня хотите?!».

Но ругался я, конечно, мысленно. А так оставалось только закатить глаза к небу, и ждать, что когда-нибудь и это пройдёт.

И правда — прошло. Раскрасневшийся майор прервал свою филлипику, посмотрев на часы. Крик — криком, а пора было заниматься делом. Нужно было выгрузить снаряды, перетащить их на позиции, вкрутить взрыватели и тщательно очистить от смазки. Между тем темнело. Зимний день короток, не успеешь оглянуться, а уже наваливается темнота. Так что нельзя было терять ни минуты, пока скудный дневной свет не исчез окончательно.

Я не поверил своим глазам! Ящик тащили Лисицын и Шиганков, ящик тащили Коломейчук и Серый, (причем Серый выглядел так, как будто у него сейчас пупок развяжется), и ящик тащили Волков и Дынин! Вот это номер! Два сержанта буквально в одной упряжке! Неужели они прониклись ответственностью предстоящих событий, и не отделяют себя от серой массы подчиненных?

Пока я гадал, они все снова вернулись за ящиками. Причем отстающего Серого Волков усердно подгонял солидными пинками.

Нет, братцы, тут что-то не так! Я задумался…

Ага! Ну, все ясно! Как же я сразу-то не допер! Тара! Тара! Деревянная тара! Которая прекрасно горит, потому что просушенна до невозможности. Кого здесь интересуют снаряды? Зато все крайне заинтересованы в топливе.

Как будто в подтверждение моих слов, рядовой Гаррифулин хотел пристукнуть хитрого казаха Калиева.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.