Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (39 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Будь я службистом — карьеристом, наверное, каски мне были бы однозначно дороже. Все же это материальные ценности, за которые я отвечаю. А что будет с бойцами после окончания службы, (если доживут, конечно), меня лично не касается.

Увы, но я просто «пиджак». Я не стремлюсь сделать карьеру. Мне не жалко этих касок. Я полагаю, пусть в данном конкретном случае бойцы делают так, как им удобнее. Им надо согреться — пусть греются!

Я прошел мимо своего «Урала» и подошел к ближайшему костру.

В нем пылали доски из забора, обильно политые горючей жидкостью. Ближе всех к костру сидели Аншаков, и, конечно же, Серый, которого било как в лихорадке. Мне было ясно видно, что он серьёзно болен.

Врачей у нас в дивизионе не было. И, честно говоря, я даже не представлял себе, есть ли они вообще в нашем маршевом батальоне.

Внезапно я задумался. А должен же быть у нас в боевом походе штатный медик. Вот, скажем, тот же Серый — насколько он болен? Может быть, ему давно надо в госпитале с кислородной подушкой лежать, а мы тут его мурыжим, работать заставляем. Но кто должен это сказать? Я? Я не компетентен. Нужен врач. Простой военный врач. Да где ж его взять?

Может, он и должен быть здесь у нас в штате. Но кто поедет? У нас в дивизионе в медчасти одни женщины, причем все из местных. Как их можно отправить на войну?

Как отправить на войну женщину, (а наверняка по штату в дивизион положено иметь одного медика), к десяткам голодных, замерзших, уставших, обозленных на весь мир бойцов? Чтобы ее саму от них охранять? Ну, глупость, правда? Все понимают. Тем более что у этой женщины муж есть, и дети, скорее всего, есть. Да ее просто муж не отпустит.

Конечно, по закону она должна ехать, и за отказ ее должно ждать суровое наказание. Но ведь и мы все понимаем, что есть законы писаные и не писанные. Что никто ее за отказ в тюрьму или даже на губу не посадит.

Просто — напросто надо заканчивать с этим гнилым либерализмом, когда в медчасть тащат жен офицеров и прапорщиков. Если это большой госпиталь, там да — это нормально. Но не там, где медик должен быть на передовой, в полевых условиях. Как одной женщине просто элементарно существовать в полевых условиях? А, да что говорить!..

И в результате мы все в глубокой… М-да! Медик должен быть мужчиной! Однозначно! Военный медик — я имею в виду. Вот с Серым он бы разобрался, да и мне, честно говоря, очень бы помог. Хоть бы определил, отчего у меня так ломит колени. Хоть таблетку какую выписал. Или мазь прописал. Хоть бы боль унять…

Чем я могу помочь этой скотине и наркоману Серому? Скотине — потому что наркоман. Но мне его жалко. Мне маму его жалко, которая носила его, родила, нянчила, воспитывала, и теперь эта сволочь загибается здесь… Жалко! Но чем он лучше других? Того же Шиганкова, Лисицына?.. Волкова, в конце концов? Ни чем! Совершенно ни чем! Все мучаются, и он должен мучиться. Как все…

Я немного посидел у костра, погрелся, но вид кашляющего как туберкулезник Серого меня постоянно напрягал. Я встал и ушел в линию орудий, чтобы проверить караулы.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.