Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (37 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Я пока умолчал о том, какая работа их ждет впереди… И правильно сделал.

Как говорится, не успели лопаты отзвенеть о твердый грунт, как примчался на «шишиге» начальник артиллерии бригады майор Гришин, высунулся в открытую дверцу и, не выходя из кабины, завопил:

— Сворачивайтесь быстро и за колонной направо!

Развернулся и упилил в неизвестном направлении. Мы только рты пооткрывали.

Измученные бойцы не выразили возмущения, как мне кажется, только по одной единственной причине: уж очень боялись контрактников. Те-то не копали, зато всецело поддерживали решения вышестоящего командования. (Ну, ей-Богу, как блатные и «пятьдесят восьмая»!).

И потому безропотно орудия были вытянуты обратно, закреплены за «Уралами» и наша батарея двинулась в сторону, указанную майором Гришиным.

Между тем, наступала ночь. Я с ужасом представил себе еще одну ночевку на трассе. И как бы издеваясь, в колени снова вернулась нарастающая боль.

Очень скоро мне стало все равно, где мы остановимся. Где угодно! Лишь бы остановиться, выйти из кабины и походить. Или постоять… Все равно — лишь бы не сидеть. Была бы возможность, я лег бы прямо в снег, и вытянул ноги. (Не протянул, а именно вытянул).

Поля с кустарником закончились, пошли поля голые, покрытые неглубоким снежным покровом. Несмотря на спустившуюся темноту, от белого нетронутого снега было почти светло. Я обратил внимание на изгороди, сложенные из длинных деревянных жердей.

«Наверное, огороды», — подумал я, и откинулся на спинку сиденья, вообще перестав обращать внимание на окружающее.

«Урал» остановился снова. Постоял, урча, и пошел с дороги прямо в поле.

«Все ясно, снова будем окапываться».

Для бойцов это было уже четвертое по счету окапывание за последние двое суток. Чтобы работа нагло не игнорировалась, к каждому расчету приставили по отдельному контрактнику. И худо-бедно, но дело пошло.

Все, в кабине сидеть я уже не мог. Да и не хотел. Покинув машину, я отправился к расчетам. То, что мое место могут тут же занять, меня почему-то не беспокоило. Наверное, во мне проснулась совесть.

От машин до линии орудий оказалось неожиданно далеко.

Первым, кого я встретил, был сержант Карабут, страдалец с лицом мудреца. Он робко спросил, кончатся ли когда-нибудь его муки, и если кончатся, то когда. Я пожал плечами, (а что ещё можно было сделать?), и ответил, что все в воле Божьей.

Командир другого орудия — сержант Волков — мрачно матерился и отпускал ядовитые шуточки в адрес своих подчинённых: рядовых Шиганкова, Лисицына, а также наводчика Феди Коломейчука. Контрактник, ответственный за данные орудия, отсутствовал — наверняка уже мирно дрых где-то в машине.

В этот момент я почувствовал, что у меня поднимается температура. Мне почему-то стало весело.

Прервав зануду Волкова, я сам принялся за отпускание шуток в адрес личного состава. Это были, в отличие от Волкова, беззлобные шутки.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.