Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (32 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
И правда, мы-то привыкли, а вот стороннему глазу картина представлялась несколько фантасмагорическая.

Одна часть наших солдат была одета в деревенские фуфайки светло-зеленого цвета, другая часть — в серые шинели, а вот контрактники и офицеры — в обычные армейские бушлаты, правда, самых разнообразных расцветок. Выпученными глазами иностранка воззрилась на рядового Андреева. Еще бы! Бедняге достались сапоги сорок шестого размера при его родном сорок первом. Такой обуви позавидовали бы и самые знаменитые клоуны! Следы на снегу оставались чудовищные, и не один следопыт сломал бы наверняка себе голову, пытаясь разгадать, что бы это значило.

В конце концов, ваучерам надоело просто ходить гоголем, и они перешли к прямому общению с иностранным журналистом. И не нашли ничего лучшего, чем попросить у нее закурить. В виду полного незнания любых иностранных языков, в ход пошел принятый во всем мире язык жестов. Журналистка с мертвой улыбкой на устах отдала пачку «Мальборо», но, вместо того, чтобы выполнять свой профессиональный долг, куда-то быстро ретировалась. Что она хотела, так никто и не узнал.

Я же, с запозданием подумал, что, может быть, ее надо было задержать? Сдать в особый отдел? А вдруг — шпион? Награду бы получили…

Предприимчивые бойцы, верно сообразившие, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, за это относительно небольшое время уже успели развести костры. Топливом для них послужила солярка, слитая из бензобаков, местный сушняк, и особо ценный материал — доски от снарядных ящиков.

Ну что ж, пора и мне погреться!

Но как только я сделал несколько шагов по направлению к костру, который разжег расчет сержанта Волкова, как неожиданно провалился по самую щиколотку в ненадежно замерзшую лужу. Вот ведь фокус! Всю ночь стоял такой дубарь, а лужа не промерзла до дна! Чудеса…

Но чудеса чудесами, а в ботинке хлюпало, и я серьезно испугался, что могу простудиться и заболеть. Только этого не хватало! Еще колени не прошли, а если добавятся температура или заболит горло, то пиши пропало. А ведь только недавно насилу ангину залечил!

Я устроился у огня, вытянув к нему мокрую ногу: а что мне еще оставалось делать?

Увы! Сырость в ботинке не испарялась, как я надеялся, а только нагревалась до состояния кипятка. По-хорошему, надо было бы снять обувь, просушить ее вместе с носком над огнем, и тщательно вытереть ногу. Но такой возможности у меня не было.

Пока я занимался своей мокрой ступней, в нашем расположении появился капитан Донецков, который приволок с собой худого, с лошадиным лицом, бойца, тащившего под мышкой ПУО.

Их встретил Зарифуллин; они о чем-то с минуту поговорили, а потом уверенно направились на позицию.

— Пашка! — внезапно я увидел над собой улыбающегося Славика. (Как он подкрался?). — Вот ты где, старый рейнджер!

Я поднялся; в ботинке снова неприятно хлюпнуло.

— Пойдём ко мне, — заявил Славик. — Можешь не спрашивать — я знаю, что ты хочешь узнать. Как я провел ночь? Ужасно!
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.