Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (285 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью


Все, что у меня было, это банка тушенки, которую я хранил на всякий случай. И вот этот случай настал. Андрей оказался богаче. (Наверное, раскулачил своих сержантов). Он принес две банки — тушенку и две каши, а также луковицу и посуду. Логвиненко принес две луковицы и сайку настоящего хлеба.

Мы сами разложили все по тарелкам, разлили водку по колпачкам, и «вздрогнули».

Теплота прокотилась куда-то вниз по пищеводу, и мне, отвыкшему от спиртного, с ходу захорошело.

Нет, воистину сегодня был удачный день!

Мы выпили еще раз, и еще. Ну и что мы после этого должны были делать? Конечно же петь!

Мы пели и «Ой, то не вечер, то не вечер…», и «Тонкую рябину», и «Вечерний звон», и «Броня крепка, и танки наши быстры». Не буду скромничать, петь я любил, и репертуар был у меня приличный.

Конечно, сбегать в ларек за добавкой здесь было невозможно, и когда водка закончилась, закончились и наши посиделки.

Спал я на этот раз не в машине, а вместе со всеми — в командирском блиндаже. О чем-то мы еще долго говорили, смеялись. Анекдоты, кажется, рассказывали… Но все это я помню довольно смутно.




Глава 5


Я трясся на броне вместе с пехотой, и никакого душевного подъема почему-то не ощущал. Совсем наоборот, у меня были довольно нехорошие предчувствия.

Вообще, весь вчерашний день как-то не давал особых поводов для оптимизма.

Сначала, утром, наши системы залпового огня почему-то ошиблись в одном залпе, и он пришелся недалеко от нашего блокпоста — за задним валом. Слава Богу! Если бы «Грады» попали прямо в блок!…

Я стоял в этот момент вместе с Армяном у кабины, и уже только по необычному звуку понял, что надвигается нечто крайне опасное. А потому я, а за мной и мой водитель, чуть ли не в прыжке кинулись под укрытие башни. В эту секунду я пожалел, что башня не сплошная, и в ней довольно много дыр и открытых мест. Еще больше пожалел об этом Армян, так как в момент разрывов что-то ужалило его за ухом.

Дело было ранним утром, почти все наши бойцы спали, но после залпа все как один выскочили из своих блиндажей и прочих укрытий. Выскочил и Найданов.

Я подошел к нему, надеясь, что больше стрелять по нам не будут, и рассказал все, что видел и слышал сам. Вместе со мной подошел Армян, и сказал, что ему что-то попало в голову.

Андрей, как мне показалось, не очень-то ему поверил, но отправил меня с Армяном к врачу. Мы съездили на ПХД, и у моего водителя извлекли из-за уха осколок. Такой маленький и не страшный, но…

Но это был реальный осколок, и у меня в животе появился холодок, когда я представил, что ошибка могла бы быть чуть больше… И все!

Перебинтованного Армяна отправили обратно, и, вернувшись, он с горькой усмешкой принялся раздувать эту историю среди сослуживцев.

А Найданов и Логвиненко в восторг от новости не пришли.

— Этак в броннике придется спать! — заметил Андрей довольно ядовито.

— «Град» бы тут все перепахал, — уныло возразил Логвиненко. — Так что одевай бронник, не одевай…

Весь этот день Бамут бомбили как-то особенно интенсивно.

назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.