Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (273 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


— А там купаются, — сказал я Сереге, указав рукой в направлении реки. — Я лично купался. Хорошо!

— Завтра пойдем, — ответил мне Нелюдин. — Мы здесь, говорят, надолго. Так что еще успею сходить…

Он оказался прав. Мы здесь пробыли несколько дней, включая и мой день рождения. Впрочем, ничем от остальных дней он не отличался. Ни выпить, ни закусить у меня ровным счетом ничего не было, а без этого какой праздник? Я даже и не заикался о своем дне рождения лишний раз.

Я просто отдыхал. Приходил на речку, (я нашел такое хорошее место с небольшим течением и приемлемой глубиной), раздевался догола, и плюхался в воду. И сидел там по часу.

А мои бойцы, неизвестным мне образом раздобывшие рыболовные снасти, ловили в реке на хлеб рыбу. Вы будете смеяться, но рыба здесь действительно была! Мало того, она еще и ловилась!

Во всяком случае, два заядлых рыболова — Боев и Восканян — наловили два десятка мелких рыбешок — и вечером сварили на костре уху. Черт побери! Я попробовал уху! Самую настоящую! Картошки, конечно, у нас было мало, так же, как и лука. И все-таки вкус рыбы… Запах костра…

Когда огромный диск багрового солнца уходил за горизонт, я садился на краю обрыва, и мечтал. Все как-то само собой тянуло к расслабленности, к душевному покою. И тепло, и река, и сбежавшие, наконец-то от жаркого солнца и прожарки вши, и даже пыль, которая очень напоминала мне такую же в нашей родной степи. Почему-то, не знаю почему, почему-то пахло домом. Даже странно! До дома мне было как до Луны раком, кругом шла война, мы продвигались в места самого ожесточенного сопротивления… А все равно настроение у меня поднималось. Может, из-за того, что я предчувствовал свой скорый дембель? Все-таки, как ни крути, уже совсем скоро наступал предельный срок моей двухгодичной службы.

Нет, вы только вдумайтесь! Скоро два года, как я в строю. А кажется иногда, что вот только пришел. И первый день в армии — вот он, как вчера, на ладони. Помню почти все…

Хотя все это плохонькая лирика. Вот, в музее Брестской крепости есть письмо какого-то рядового грузинской национальности. Он там, совсем незадолго до начала войны, написал домой, что если ничего не случится, то через три месяца закончится его срочная служба, он приедет домой и обнимет всех своих родных. Случилось… И этот солдат остался в крепости навсегда. Вот так и тут может быть. Сегодня сидишь мечтаешь, планы на будущее лелеешь, а завтра один короткий бой, и все. И нет тебя.

Как говорится, «человек предполагает, а Бог располагает». Это вырастить из малыша настоящего человека долго и трудно. А вот убить его — быстро и легко.

И еще я подумал, а почему, собственно, хорошие ребята, которых здесь, среди нас все-таки много, (хотя и уроды встречаются, конечно), должны своими жизнями закрывать тех, кто этого вообще не заслуживает. Почему они должны умирать за Родину, а скажем, быдло, которое сидит по тюрьмам, нет? Хорошего парня, который мог бы стать хорошим отцом, гражданином, в конце — концов, здесь убьют, а какую-нибудь погань воровскую, через два — три года живую выпустят?
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.