Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (272 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью





Глава 8


К вечеру мы прибыли на излучину большой горной реки. Елки-палки! Простор! Много воды! Тепло!

Как только мы окончательно рассредоточились на местности, первые бесстрашные бойцы помчались к воде, разделись, и рванули в воду. Здесь, в Чечне, в мае вода была уже довольно теплой. С поправкой, конечно, что это ледниковая вода. Ну, другими словами, относительно теплой.

Но, глядя на то, как храбрецы обливаются водой, моют голову, и даже что-то стирают, по остальной солдатской массе пробежало волнение. И, если честно, мне тоже очень захотелось купаться — даже зачесалось все как-то особенно сильно.

Найданов пошел на совещание, а я не выдержал, и то же спустился по круче к воде. Хотя бы умыться!

Я постоял у воды… Так захотелось искупаться! Просто сил не было удержаться.

Я быстро разулся и разделся, и по камням прошел ближе к середине довольно мелкой реки. Немного постоял, и с размаху плюхнулся задом в воду, подняв тучу брызг! Вода была ледяной, и я тут же вскочил обратно. Но ощущение было все равно замечательным. Ведь вода была прозрачной. Ее хотелось просто пить. (Хотя я, конечно, этого не сделал бы — уж, знаете ли, не понаслышке знаком с кишечными заболеваниями. Еще в части один раз подхватил раз какую-то заразу: два дня лежал с температурой под 40 градусов, и дристал дальше, чем видел. Нет уж! Я теперь умный!). Короче говоря, пить — не пить, а вот окунуться… Я еще раз сел в воду, и постарался не выскакивать в ту же секунду. Воля — волей, но холод — холодом. Я просидел сколько смог, а смог довольно мало. И снова вскочил. Но после этого уже умыл лицо, весь обмылся, а потом вышел на берег обсохнуть.

Я огляделся. Речка понемногу начинала приобретать статус нудистского пляжа. Так как плавок, естественно, ни у кого не было, а ходить в мокрых трусах или подштанниках удовольствие сомнительное, то купались и обсыхали все, вполне естественно, голые.

Я разглядел бойцов и из нашей батареи. Уже успевшие загореть до черна руки и черные лица резко, как «Черный квадрат» Малевича, контрастировали с бледными белыми туловищами и ногами.

Я довольно долго стоял под прохладным ветром, пока совсем не обсох. Тогда я не торопясь оделся, и отправился обратно к машинам. Мимо меня проскочила новая группа купальщиков. Армян успел спросить:

— Как водичка?

Я поднял большой палец вверх. Армян на ходу принялся стягивать с себя хэбэ. Я вернулся к машинам, покрутился пару минут, но, так как делать здесь мне было ровным счетом нечего, пошел к артиллеристам.

Они расположились прямо на какой-то пашне. Вытащили столы, стулья, поставили телевизор под открытым небом, и Донецков с Нелюдиным смотрели какую-то мутную развлекательную программу. Правда, почти сразу, как я подошел, начались новости.

— Ну-с, что там творится в Чехословакии? — бодро сказал я.

Донецков засмеялся, но ничего не ответил.

Я внимательно прослушал новости. Ничего нового: где-то что-то взорвали, кого-то обстреляли… Все, как обычно. Конкретно про нашу часть не было сказано ни слова.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.