Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (27 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Между тем, дороги я совсем не узнавал. Конечно, с одной стороны, это было глупо. Ведь сюда-то мы ехали ночью, а, как известно, местность ночью и местность днем — это две большие разницы. И определиться по каким-нибудь дорожным приметам я просто не смог бы при всем желании.

Однако что-то в груди мне подсказывало, что ночью мы тут не проезжали. А так как я уже совсем настроился на возвращение на базу, то мне все это совсем не нравилось. Ко всему прочему, у меня начали болеть колени. Задница прошла совершенно, я ее больше и не чувствовал. Зато колени с каждым часом ломили все сильнее и сильнее. С учетом того, что мы в этой кабине сидели как шпроты, набитые в банку, то боль начинала доставлять мне настоящее мучение…

Оп! Мы остановились около милицейского блокпоста. Определить это было совсем не трудно. Ну, у кого еще может быть голубовато-пятнистый камуфляж?

Вот объясните мне, господа — товарищи, для чего нужна такая расцветка? Ну, правда, для чего? Под какую местность? Для ведения войны под водой, что ли? В общем, это просто бред какой-то. Зато сразу видно: где — армеец, а где — мент.

Ладно, черт с ней, с расцветкой. Пусть ходят, как им нравится. Погано то, что здесь ночью мы точно не были! И это только подтверждало мое предположение, что домой мы сегодня не попадем.

(Вот, блин! Никогда не чувствовал Темир-Хан-Шуру домом, а вот когда замерз, проголодался и заболел, так сразу захотелось «домой» — в тепло, поесть, и на «больничный»).

Контрактник, сидевший справа от меня, и мирно дрыхнувший всю дорогу, выводя носом невоспроизводимые рулады, внезапно очнулся, огляделся, и неожиданно, с большой неприязнью сказал:

— Вот менты живут, да! Через пост проедешь с мандаринами — полмашины отдай. Через другой проедешь — еще полмашины. Так никакой торговли не сделаешь!

И снова отрубился. Я с недоумением покосился на него. Интересно, он что, сам торговал? Или фуры гонял куда-то? Если бы сам торговал, вряд ли в ваучеры подался бы. А может и вообще, так просто сказал, слышал, может, от кого.

Минуты шли, а мы все так и стояли у этого поста. Я окончательно убедился, что в часть мы сегодня не поедем. А куда тогда? Радуев уехал к себе в Чечню, и кого мы тут догоняем? Или я чего не знаю?

Пока мы тут находились, короткий зимний день заканчивался, наступала темнота. В кабину постучал Рустам:

— Эй, Паша, давай получай сухпай на свои расчеты!

Я уже был рад просто вылезти из этой чертовой машины. Сначала пришлось растолкать и высадить ваучера, а потом уже спрыгивать самому. Эх! Наконец-то удалось расправить ремень, размять ноги, (боль в коленях резко ослабела, а потом и вообще исчезла), и куда-то целеустремленно сходить.

Правда, пришлось пройти немало машин, прежде чем я добрался до «Урала», с которого раздавали сухпай.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.