Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (259 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


Это было вообще больно. По-настоящему больно, без дураков. Я испугался, что он мне его прокусил. Я со злостью оттолкнул капитана, отчего он перевернулся через раскладушку, и упал на землю. Послышалось едва сдерживаемое хихикание. Это давились в углу от смеха сидевшие в палатке солдаты. Я яростно взглянул на них, но молча вышел из палатки наружу. Черт с ними со всеми! Пусть сами разбираются со своим начальником. И куда, интересно, скрылся Серега? Заранее все предусмотрел, и избежал сомнительной ситуации. Я же, в свою очередь, прекрасно понимал, что завтра утром Куценко даже не вспомнит об этом эпизоде. Я же решил ему ничего не высказывать. Зачем? Да и бесполезно. Пусть и правда считает, что ничего не было.

Мне его помощь может понадобиться, да и сам я, если честно, не без греха. Конечно, на людей не кидался, и тем более, не кусал, но разные прочие неприятности, будучи в таком же «веселом» состоянии, окружающим доставлял.

Все, что я сделал, это разыскал Гаджи, и попросил его осмотреть мое, все еще болевшее, ухо, соврав, что в темноте напоролся на проволоку.

— Странная проволока, — усмехнулся капитан, осмотрев меня, — но всякое бывает.

Он промыл мне ухо перекисью, а потом помазал зеленкой. Немного пожгло, но скоро боль утихла. Главное, на мой взгляд, было то, что ухо было целым, и по-медицински обработанным. Теперь можно было не ожидать неприятностей с этой стороны, а небольшую боль пережить было вообще не трудно.

Подводя перед сном итоги дня, я сделал неутешительный вывод, что день было почти неудачным — и имущество не получил, и ухо повредил, и телевизор не посмотрел…




Глава 3


Не лишенное некоторых приятных черт времяпровождение в степи где-то в районе Шали закончилось, и наш батальон снова тронулся в путь. Машины ехали быстро, пыль стояла столбом, и я разрывался между желанием открыть окно, чтобы глотнуть свежего ветерка, так как в кабине быстро становилось жарко как в печке, и не менее активным желанием вообще задраить его наглухо, чтобы не глотать мерзкую пыль, которая покрывала и меня, и все, что находилось в кабине, ровным слоем. Что творилось в этот момент в кузове, я себе даже вообразить не мог.

Ехали мы долго, и первоначальная радость от предстоящей перемены места сменилась беспокойной мыслью, что пора бы где-нибудь и остановится. Хотя бы пожрать, что ли. Впрочем, вряд ли мое желание разделял личный состав — большая остановка означала, практически однозначно, развертывание и окапывание. А таскать минометы и окапываться не хотелось, ясен пень, никому.

Внезапно мое внимание привлекли руины по левую сторону нашего движения. С одной стороны, руины как руины… А с другой… Что я увидел такое, до боли знакомое… Словно давно забытые черты любимой женщины через ее морщинистое старушечье лицо…

Наконец, я догадался. Я догадался! Я увидел боксы для армейской техники. Такие же, как у нас — в Темир-Хан-Шуре. Вот почему меня это так напрягло. Мы ехали мимо разрушенного военного городка. Нетрудно было догадаться, кто и как его разрушил.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.