Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (205 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

Я посмотрел в буссоль. Направлена она была прямо на минарет. Я снял показания с ЛПР — четыре километра.

— Что там? — спросил я Серегу.

— Центорой. Завтра пойдут туда. Надо будет артподготовку провести. Чтобы чехи заранее ушли.

Я кивнул. Что тут особенного? Постреляем, чехи смоются, пехота спокойно займет поселок — без потерь. Всем хорошо! Мир, дружба, балалайка!

Однако на следующий день ничего не произошло. Никто никуда не стрелял, никто никуда не выдвигался. Тишина и спокойствие. Выглянуло солнышко, и так припекло, что бушлаты как бы сами собой расстегнулись, и на свежий воздух выглянула белая, (можно сказать, бледная), измученная зимой, кожа. Все, кто мог, подставляли лицо, спину и грудь солнечным лучам. И хотя с гор порой налетали порывы холодного как снег, ветра, все равно предвкушение теплого времени года не ослабевало.

Я выполз из кабины на свет Божий, и решил побродить по окрестностям, найти какое-нибудь приятное, укромное местечко, раздеться, насколько возможно, и подавить вшей в своем обмундировании. А заодно и позагорать.

Для начала, правда, надо было набрать себе воды. Тут, недалеко, можно сказать, посреди лагеря, находился колодец. Самый настоящий — обустроенный, с крышей, цепями и ведрами. Вода в колодце, к сожалению, особым вкусом не отличалась, но по сравнению с лужами это был огромный прогресс.

Внезапно я увидел, как к колодцу идет женщина. Причем местная — чеченка. Я остолбенел. Безбоязненно и равнодушно прошла она мимо солдат, набрала ведро воды, потом второе, и отправилась к себе домой. Бойцы, конечно, обращали на нее внимание, но так — без особого интереса. Не старуха, не «крокодил» — чем-то, наверное, даже и симпатичная… Вот только взгляд у нее был смесью надменности, презрения и злобы. От такого взгляда уйти хочется, куда глаза глядят, а желание общаться исчезает напрочь.

По дороге мне попался Найданов.

— Слушай, — спросил я его. — Тут что — местные живут? Прямо среди нас?

— Ты про бабу что ли? — сразу догадался Андрей.

— Ну… Да! Именно. Почему все убежали, а она осталась?

Найданов почесал в затылке:

— А я откуда знаю?!

Вот и поговорили. Командир батареи ушел по своим делам, а я по своим.

Место для работы я нашел у какого-то свежего пенька. Видно, росло дерево, но для каких-то нужд его недавно спилили. Может, наши спилили, может, чехи спилили. Не очень тут было почему-то с деревьями. Каждое на счету. И не жалко было?

Закончив со вшами, я вырезал на пеньке дату моего пребывания здесь и написал — «Волгоград». Кто-нибудь увидит, и задумается — «Кто здесь был? Зачем? Для чего? Куда ушел? Что с ним сейчас?». Ну и пусть думает. Думать — полезно!




Глава 8


Духи на высотах Центороя дрались отчаянно. Свидетельством тому были горы гильз в окопах, лужицы крови, окровавленные бинты, и наша сгоревшая «Шилка». Костина «Шилка». Сам Костя спасся, сумел выбраться под огнем из горящей машины, и счастливо избежал пули. Но как зенитчик он теперь кончился. Остался без боевой техники.

Потерь у нас было на удивление немного.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.