Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (200 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Те понуро смотрели в землю.

— Чего ждем? — зловеще осведомился ротный, постукивая по ноге аккуратной, но весьма увесистой дубинкой, очень похожей на бейсбольную биту. Солдат неуверенно начал расстегиваться, и разоблачаться. В конце — концов, он остался, в чем мать родила.

— Держи, — протянул ему мыло лейтенант. — Начинай.

Боец все так же неуверенно оглянулся, потоптался около водоема, попробовал воду ногой…

— Нет, товарищ лейтенант! — внезапно завизжал он. — Я не полезу! Она же ледяная!

Франчковский кивнул сержантам, и те, как два санитара психиатрической больницы, скрутили извивающееся тело, и с размаху бросили его в лужу. Солдат тут же встал на ноги. Яма с водой оказалась довольно глубокой — по крайней мере, воды было почти по пояс, а боец явно не был карликом. Вместо того, чтобы начать процедуру омовения, он с визгом вылетел на землю. Трофимов и Загарев как могли, пытались окунуть его снова, но тот не давался. Отчаяние удесятерило его силы.

— Что он так бьется? — спросил сам у себя вслух ротный.

— Может быть, там правда очень холодно? — осторожно предположил я.

— Думаешь? — с сомнением покачал головой Франчковский. Он подошел к водоему, закатал рукава, запустил их по локоть в воду, и неторопливо, (демонстративно неторопливо), вытащил обратно.

— Знаешь, — сказал я. — У Васи Раца боец заболел воспалением легких.

Лейтенант уничижительно посмотрел на меня. (Господи! Их что — специально всех таких в одно училище подбирали? И Бандера, и Тищенко, и вот Франчковский, смотрели на меня, как на амебу. Хотя, уверяю, я был не глупее их — это уж точно).

— Ладно, — бросил он сержантам, — отпустите его. И вы тоже свободны.

Окрыленные внезапным спасением, «чумазики» исчезли в мгновение ока.

Я вернулся обратно как раз в тот момент, когда Армян, сделав в бампере два отверстия с помощью выстрелов из пулемета, заканчивал установку противотуманок. Все это выглядело красиво, но, увы, бесполезно.

— Они гореть будут? — спросил я у водителя.

— Нет, — ответил Армян, прикручивая фары и не поднимая головы. У меня проводов нет… Потом если достану, попробую сделать что-нибудь.

В этот момент ко мне пришел Трофимов.

— Ротный просил передать, что вас в штаб вызывают, — сказал он и ушел.

Я задумался. Насколько я знал Франчковского, он мог так идиотски подшутить. Вполне мог. Я бы приехал в штаб, меня бы там никто, естественно, не ждал, я бы вернулся обратно, а лейтенант долго ржал. Трудно понять над чем, но ржал бы. Наверное, у них в училище это считалось ужасно остроумным.

Поэтому я решил предварительно сходить к Франчковскому и посмотреть в его глаза. И если бы заметил в них хоть искру неискренности, то просто послал бы его, и никуда не поехал. Моя рация была настроена на Найданова, а частоту штаба я не знал. Спрашивать Найданова мне не хотелось. Если меня и правда вызывали, то на выяснение этого факта через Андрея наверняка ушла бы куча времени.

Внезапно меня прошибла мысль, от которой даже вступило в ноги. «А вдруг меня уже уволили!
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.