Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (2 из 291)

назад вперед | первая +10 +100 последняя | полностью
Как ходить на службу в таком состоянии? Ватные ноги и температура под сорок градусов.

Максимум, на что я рассчитывал — это пара дней, которую мне, может быть, и дадут. Я так и пообещал начальнику штаба — старшему лейтенанту Швецову — что полежу день или два, ну а потом вернусь на службу. И хотя караулы шли у меня через день, и я очень устал, но намерений подводить начальство действительно не имел.

Однако доктор — капитан медслужбы — рассудил совсем по-другому. Быстро осмотрев и выслушав меня, он сказал, что болезнь серьезная, и что я, в первую очередь, должен подумать о своем здоровье. И предупредил, что моя разновидность ангины, в случае, если я вздумаю корчить из себя героя и здоровяка, непременно даст осложнение на сердце. Это меня серьезно напугало, и я решил, что Шевцов может «идти гулять».

Капитан прописал мне уколы, поинтересовавшись, есть ли у меня возможность их делать себе самому. Мне, конечно, совсем не хотелось опять ложиться в госпиталь, и уж тем более в санчасть. И ходить сюда на уколы тоже отнюдь не улыбалось. Я сказал, что такая возможность у меня есть, а для себя решил, что что-нибудь придумаю дома.

Спасибо Полине Яковлевне! Круг ее, несомненно, широчайших знакомств помог мне и в этот раз. Тут, как оказалось, практически в двух шагах проживала медсестра, не так уж и давно вышедшая на пенсию. Уговорить ее делать мне уколы за приемлемое денежное вознаграждение оказалось проще простого. Она пришла ко мне в комнату вместе со всем своим оборудованием — жестяными баночками, спиртом и большим многоразовым шприцем. То, что шприц оказался многоразовым, меня, конечно, отнюдь не обрадовало. Но я благоразумно промолчал.

Я решил, что ничего страшного со мной не произойдет, если в этот раз шприцы будут и не одноразовые. Во всяком случае, бабуля внушала доверие своей молчаливой солидностью, и я спокойно отдался в ее руки.

Впрочем, спокойствие было весьма недолгим. Лекарство, прописанное мне, оказалось весьма и весьма болезненным. И ладно бы еще, если бы болезнен был бы сам укол: укололся и пошел — не страшно. Неприятно было то, что болеть начинало уже после укола. Первый-то был еще куда ни шло, а вот после четвертого я элементарно не смог сидеть ни на стуле, ни на кровати. Поэтому везде мне приходилось пристраиваться эдаким полубоком.

Таким образом, к больному горлу, высокой температуре и слабости добавилась боль в заднице. При этом выздоровление шло ни шатко, ни валко. Мне пришлось тащиться в медчасть еще раз.

Неразговорчивый капитан осмотрел меня еще раз, и продлил освобождение от службы на целую неделю. Как оказалось, в эту неделю попал и Новый год.

Конечно, в покое оставлять меня никто не собирался. Посыльные приходили почти каждый день, но я чувствовал свою абсолютную правоту, (я ведь и вправду себя чувствовал очень скверно), и отправлял посыльных обратно. Однажды пришел сам командир батареи, и я показал ему неопровержимый медицинский документ.

Рустам покривился, но ушел, ничего не сказав. Больше посыльных не было.
назад вперед | первая +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.