Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (199 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


— Товарищ лейтенант! — окликнули меня бойцы. — А у вас в батарее вакансий нет?

Меня, конечно, поразило, что им знакомо само слово «вакансия», но я не подал виду. Я вернулся назад и честно ответил:

— Нет. У нас самих в пехоту людей забирают. Какие уж тут вакансии?

Все, я ушел окончательно. Мне надо было еще как-то сдать свой миномет в ремроту, и забрать миномет у Васи…

На следующей день, мы, кажется, достигли некой промежуточной цели. Во всяком случае, я со своими расчетами свернул за ротой Франчковского на какую-то сопку, а Найданов с остальной колонной двинулся вперед. Правда, проехали они не очень далеко. Во всяком случае, я мог различить «васильки» даже невооруженным глазом. По всему выходило, что батальон развернулся фронтом на юг, в сторону гор. Хотя, впрочем, что здесь удивительного?

Вообще, настроение у меня было хорошее. Я пока оставался жив, здоров, пригревало солнышко, так что можно было ходить в распахнутом бушлате. А в полдень даже и без него. Почувствовав солнечное тепло, неожиданно успокоились вши. Мне казалось, во всяком случае, что кусаться они стали меньше. Или я уже привык к ним? Человек такое существо, ко всему привыкает.

Армян раздобыл у кого-то в пехоте красивые противотуманные фары, и теперь терзался задачей, как ему прикрепить их к «шишиге». Я оставил водителя в раздумьях, ничуть не сомневаясь в его сообразительности, и пошел посмотреть, что творится у Франчковского.

А творился там дикий ужас. Ротный пытался сделать из своих бойцов «моржей».

На беду личного состава, на вершине холма, где мы окопались, оказалось несколько глубоких ям, заполненных чистой, (по крайней мере, на первый взгляд), водой. Прозрачной — прозрачной.

Франчковский посмотрел на своих чумазых солдат, и его осенило.

— Строиться! — приказал он.

Затем внимательно осмотрел строй, подходя к каждому, и тщательно их осматривая. Осмотром он остался неудовлетворен, выбрал четверых бойцов, и отставил в сторону. Затем скомандовал:

— Трофимов, Загарев! Ко мне!

Это были два его самых авторитетных сержанта — здоровые, откормленные и наглые. Но начальника они слушались во всем.

— Разойдись! — это уже относилось ко всем остальным.

Однако разошлись они вяло. Всем оставшимся было страшно интересно, что же задумал Франчковский?

Ротный недоуменно посмотрел на толпу.

— Чего ждем? — спросил он, а потом рявкнул. — Была команда разойдись!

Вот теперь все действительно исчезли. (Точнее заняли более укромные места для наблюдения). После этого Франчковский повернулся к ранее отобранным «грязнулям».

— Сержанты! Мыло есть? — спросил он, даже не глядя в их сторону.

— Есть! — пробасил Трофимов.

— Тащите сюда. Сейчас будем отмывать личный состав.

Поеживаясь, и переступая с ноги на ногу, «грязнули» с ужасом смотрели на воду. Ощущение прозрачности предполагало не только чистоту. Оно еще предполагало ледяной холод.

Когда Трофимов принес мыло, (большой кусок темно-коричневого хозяйственного), Франчковский выбрал первую «жертву».

— Раздевайся! — приказал он.

Отобранный неуверенно оглянулся на товарищей.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.