Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (19 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью
? Правда, что ли, связали?

Тем временем Слава продолжал бурно причитать:

— Представляешь? Меня хватают в квартире два папоротника, тянут на плац, выходит Жариков и визжит, чтобы меня тащили в машину. Я пытаюсь вырваться, кричу ему, что я пацифист! Но он, наверное, уже привык к моим выступлениям, и не отреагировал никак, а вместо этого врезал мне по шее — и до сих пор болит. Сажают меня в «Урал» — слева — шофер, справа — капитан Куценко: не вырвешься. Пришлось ехать сюда… Как ты думаешь — бой будет? Я же такой длинный — ни в один окоп не помещусь!

— Нос у тебя ни в один окоп не поместится, — засмеялся я.

Действительно, шнобель у Славы был выдающийся. Не уродский, конечно, не гротескный, но все-таки самый настоящий семитский нос. Даже странно, ни у папы его, ни у мамы такого носа не было…

К нам подошел Рустам:

— Клюшкин, тебя там Куценко с фонарем по кабинам и под машинами ищет.

— Уже исчез! — сказал Слава на бегу.

Одно время они служили с Рустамом в одной батарее.

— Надо посты выставить часа на два, — указал мне комбат. — Я уже назначил по сменам. Постоишь с первой сменой?

— Хорошо, — ответил я, — без проблем.

Озабоченный Рустам куда-то исчез, а я пошел посмотреть, кто будет со мной стоять. Так, все ясно: Узунов, Иванов, Шиганков, Лисицын и Коломейчук. Я похлопал каждого по плечу, предложил крепиться, и стойко перенести эти два часа. Я умолчал только об одном: что и через эти два часа им некуда будет скрыться от холода. Жечь костры было строго — настрого запрещено. Да и из чего их жечь!? Кругом степь. Есть кустарник, но его нужно чем-то рубить, он сырой, его нужно поливать бензином или соляркой. А чем достать из бензобаков? В темноте, на ледяном ветру!

Я и сам уже прилично закоченел, а ведь у меня бушлат! Что же творится там, у них, под шинелями?

И что мы вообще делаем в этом поле?

Господа и товарищи гражданские, если есть желание, могут смотреть телевидение. Там каждый час — «Срочное сообщение», каждые два — три часа — «Новости», или там — «С места событии», или еще что.

Кто-то разъясняет обстановку, кто-то все комментирует, берет интервью… Там в курсе, вполне возможно, всех передвижений, всех планов… И только мы, непосредственные участники событий, торчим здесь замерзшие и голодные, и ни хрена не понимаем, что мы вообще тут делаем? Чего мы тут застряли, что нас ждет? Да и где мы вообще, в конце-то концов?

Кстати, командир дивизиона уже исчез. Домой, что ли, поехал? Выполнил свою миссию и вернулся?

Я ходил кругами среди наших машин. Хотя ходить было холодно, но и стоять, впрочем, тоже.

Бойцы вообще дрожали как в лихорадке. Они пытались у меня что-то узнать, но зубы у них стучали как игла у швейной машинки, и я ничего не понимал. Я только взглянул на часы. О, мама моя! Стоять еще почти целый час!

Я сообщил это солдатам. Мое сообщение тут же вызвало краткий и очень яркий взрыв эмоций, который был мгновенно погашен новым сильным порывом ледяного ветра.

Ожидание конца смены превратилось в один бесконечный кошмар. Наконец, минут за десять до назначенного времени, я внезапно сообразил, что бойцы исчезли.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.