Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (189 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
Вдруг что интересное попадется?

Попался мне Найданов. Я, на всякий случай, (не зная — видел он или нет), сказал ему, что водители ушли за добычей.

— Я знаю, — махнул он рукой и быстрым шагом направился к зарослям. Я подумал, что ему сейчас не до водителей, и не до чего вообще. Вот облегчиться…

Минометы мы последнее время ставили очень быстро. Стрелять предполагалось с полупрямой наводки — это для моих «подносов», а «Васильки» стрелять могли и по прямой. Так как наведение на цель теперь от общей точки наводки не зависело, то каждый миномет представлял собой отдельную боевую единицу, которая могла вести огонь совершенно самостоятельно. Строго говоря, наша батарея могла вести стрельбу сразу по шести разным целям.

Это было хорошо. Плохо то, что полупрямая и прямая наводка, само собой, предполагает, что мы противника видим. А это значит, что и он видит нас! И тут уж — кто скорее выстрелит! А в этом компоненте мы проигрывали. И сильно. Мина летит долго — траектория у нее крутая. Пока она до врага долетит… Тот в нас уже много раз может выстрелить. И вполне возможно — удачно.

Я поежился, но тут же выбросил все это из головы. Если постоянно об этом думать, то с ума сойти можно.

Вместо этого я пошел посмотреть ферму.

Да, конечно, ничего особенного. Ферма как ферма. В школе, когда у нас был по плану общественно-полезный труд, много раз на таких работал. Стойла для коров с двух сторон, посредине канава, куда из стойла, по идее, должны стекать навоз и моча, (пол там сделан слегка под наклоном). В этой канаве, насколько я помнил, должны быть металлические лопасти — скребки. Включался двигатель, эти скребки начинали двигаться, и выволакивать навоз из фермы наружу — за пределы коровника. А оттуда его уже должны были забирать и вывозить на поля.

Я заглянул в канаву. Так точно! Вот они — родимые. Здесь, на месте. Все, как положено. В этот момент в коровник зашел Игорь. За ним шествовал Бессовестных, и что меня поразило — Косач! Как я мог его прозевать? С кем он сюда приехал?

Ну, прозевал, так прозевал. Я же ведь и не выглядывал его специально.

— Что это? — спросил белорус, показывая на старые ржавые скребки.

— Эх ты! Горожанин! — сказал я с сарказмом. — Наверное, думаешь, что булки на деревьях растут?

Пока Косач надувался, чтобы веско и остроумно ответить, (чтобы я утопился от горя и зависти прямо здесь — в этом дерьме), я успел объяснить, зачем все это нужно.

Замполит не нашел ничего остроумного, и просто обозвал меня «деревней». Я не обратил на это никакого внимания. Меня такое сравнение не обижает. Мои деды все были из хуторов и станиц, и мать с отцом тоже. Почему я должен обижаться? Меня они вполне устраивают, и мое казачье-крестьянское происхождение меня не смущает.

Я и сам люблю в земле ковыряться: сажать что-нибудь, поливать, урожай собирать. Сначала меня заставляли, конечно, а потом и сам втянулся. Земля — это же… Она же… Короче, не люблю я жить на асфальте. Мне почва нужна под ногами, деревья, цветы…
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.