Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (184 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
А надпись на стеле была сделана позолотой.

Я даже открыл рот. Ничего себе! Какое же событие произошло здесь? В честь чего чечены вбухали столько денег? Причем любоваться этой красотой, прямо скажем, было некому.

Мне было страшно любопытно. Я вообще всегда очень интересовался историей. А здесь передо мной была загадка, которую мне очень хотелось разгадать!.. Но, увы! Абсолютно все, что было написано на памятнике, было написано по-чеченски. Причем не чеченские слова русскими буквами, как я видел в некоторых книгах, а именно каким-то особым алфавитом, совершенно не похожим ни на латиницу, ни на кириллицу.

Я взял из планшетки листок бумаги, ручку и тщательно переписал эти малопонятные знаки.

«Вот черт!» — подумал я. — «Какие странные знаки! Может быть, все-таки это не местные? Может, это правда артефакт?». Я посмеялся сам над собой, покрутил пальцем у виска, и решил показать кому-нибудь из прапорщиков. Некоторые говорили, что понимают по-чеченски.

Вскоре совсем стемнело, и я отправился на дежурство. Мы были на передовой, пехота на этот раз нас совершенно не прикрывала, поэтому к несению службы я отнесся гораздо, гораздо серьезнее, чем обычно.

В окопах, вырытых прямо на склоне у дороги, располагались часовые. А чтобы они там не замерзли, и не уснули, у самого подножия склона мы соорудили что-то вроде площадки под костер и сидений. Свободная смена, и командиры дежурных расчетов сидели там со мной, протягивая руки к костру.

Вскоре Боев и Восканян принесли чайник, и стало совсем хорошо.

— Куда дальше пойдем? — спросил меня Адамов.

Вопрос, конечно, был риторический; в принципе, какая ему и мне разница? Пойдем, куда пошлют. Но, все-таки, ради поддержания беседы…

— А черт его знает! — Я все же решил быть до конца честным. Если я сам ничего не знаю, то зачем других обманывать? — Может быть, направо пойдем, а может быть — налево. Куда партия направит. А комсомол ответит — «Есть!».

— Вы, кстати, кто-нибудь в комсомоле-то были, — спросил я.

Все промолчали.

— Не успели, — подытожил я.

— А вы сами-то были? — спросил меня Абрамович.

— Конечно! А как же. Был обязательно. Я еще в 86-м году вступил. В райкоме комсомола принимали.

Вопросы задавали, потом билеты вручали, поздравляли. Сейчас все это смешно кажется, а тогда вроде бы все серьезно выглядело. Пионеры, комсомольцы, коммунисты.

Я вздохнул. Но не из-за того, что исчезли и КПСС и комсомол. По дому вздохнул. Конечно, у костра с чаем было неплохо… Но дома!.. Дома-то по любому лучше.

Пришла с постов смена, подбросили в костер сушняка, и заново поставили чайник.

— Расскажи что-нибудь, товарищ лейтенант! — попросили меня сержанты. — Скучно.

Я недолго думал: просто посмотрел на небо, которое хотя и было облачным, но все же позволяло видеть большинство созвездий. Я начал рассказывать о космосе, показывать созвездия, рассказал о планете Фаэтон. (Правда, весь свой рассказ построил на романе Казанцева «Фаэты», но никто из бойцов его все равно не читал, а потому я смело излагал чужие мысли, выдавая их чуть ли не за истину).
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.