Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (18 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Крепко пожав мне руку, он тут же почти завизжал возбужденным тонким голосом:

— Схватили меня внезапно, подонки! Я не успел скрыться… Как ты думаешь, здесь будет что-нибудь серьезное?!.. О, я уже замерз! Мои ноги не помещаются в кабине! Где я буду спать?!.. О, моя теплая, почти домашняя кровать!

Я, честно говоря, тоже с трудом понимал, как могли мобилизовать на войну пацифиста Клюшкина?

О, это был тот еще тип! Нет, не такой как Бровкин — совсем другой.

Если сказать прямо — Слава был самым обыкновенным эгоистом. Что удивительного? Единственный ребенок в семье, родители тряслись над ним, как над фарфоровой китайской вазой, и только низкое материальное благосостояние не позволяло им оградить мальчика от всех треволнений и обязанностей суровой жизни. А потому Славе пришлось быть как все.

Но всегда и во всем на первое место он ставил свои личные, родные, близкие к телу интересы. Одно время мы считались друзьями. Однако через некоторое время я, к большому разочарованию, сообразил, что Слава «кинет» меня при первой же возможности. И кидал, между прочим. И даже не один раз. Сам не знаю, почему, но мы продолжали дружески общаться. Да, впрочем, объяснение простое, у нас зачастую были общие интересы: все-таки учились в одной группе, и я ему был периодически нужен. Потом, когда учеба прекратилась, он как-то быстро отдалился от меня. Ну и ладно!

Однако судьба опять свела нас вместе — служить мы попали в одну часть, и даже первую неделю — до распределения — провели в одной комнате. Потом наши пути снова разошлись.

Конечно, в армии каждый должен думать за себя. Но, строго говоря, это больше относится к рядовому составу. Офицер, пусть даже и «пиджак», так поступать не может и не должен. Ведь за ним закреплены и люди, и казенное имущество. Ладно люди, они и без командира выкрутятся, а вот за технику придется отвечать именно офицеру!

Не знаю, какие отношения у Славы были с техникой, (не видел, и не слышал), но вот солдат он просто боялся. Было бы неудивительно, если бы он боялся местных солдат — из дагов. С этим контингентом проблемы были абсолютно у всех. Что уж говорить, если почти сорокалетний старший лейтенант Абдуразаков, отвесивший затрещину оборзевшему молокососу в офицерской столовой, был вынужден ехать на «стрелку» с его родственниками. Ему ничего не было только потому, что родственников у пожилого старлея оказалось не меньше, чем у обиженного солдата, а начинать конкретную «войну» с непредсказуемым исходом не хотелось никому. И потому, справедливости ради, надо сказать, что Славу в такой ситуации просто убили бы. И безо всяких преувеличений.

Но уж с русскими-то надо было находить контакт! Нет, и это было для Клюшкина чрезмерным усилием. Решать чьи-то проблемы, помимо своих собственных, он оказался и не готов, и не способен.

Комдив давно махнул на него рукой, и сидел Слава в бессменном карауле. И я, грешным делом, думал, что он просидит в нем до самого «дембеля». Как оказалось, я ошибся. И как же его все-таки выволокли, интересно мне знать?
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.