Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (177 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
Это он зря. Я посмотрел на своего водителя: на его лбу вздулась синяя жила.

«Все!» — подумал я. — «Сейчас пойдет пена и будет взрыв». Точно! Как молния, Армян выскочил из кабины, стрелой пронесся к БМП, и сдернул толстого за ноги на землю. Также мгновенно, не дожидаясь, пока «наглый» толстый пехотинец что-то сообразит, Армян начал его бить. Причем бил он его довольно ловко. Нет, не мастерски — тут особой техники не чувствовалось. Однако было совершенно понятно, что на улице Армян дрался много и охотно.

Толстяк почувствовал это на себе. После града ударов он сполз на землю пятой точкой, и завыл. Тонкий же замер на месте, как сурок, и не шевелился.

Я же чувствовал себя совершенно по-идиотски. Что я должен был сделать? Броситься останавливать Армяна? Когда он в бешенстве, это не так-то просто, поверьте. Бессмысленно кричать, чтобы он остановился? Я же не учительница, чтобы визжать в истерике, прекрасно понимая, что это не только бесполезно, но и дискредитирует меня по полной программе. Потом не отмажешься. Выстрелить в воздух? Да на хрена! Что тут — убийство, что ли, совершается? Да таких столкновений в казармах каждый день не по одному бывает.

Короче, я принял самое спокойное, последовательное, китайское решение проблемы — я сидел на месте и смотрел, ожидая, что все рассосется само.

Так и получилось. Повергнув соперника, Армян моментально успокоился, и приказал тонкому, да и толстому тоже, убрать ветку с дороги. Битый и небитый одинаково быстро схватились, подбежали к поваленному дереву, поднапряглись… И убрали помеху с нашего пути.

Мой водитель вернулся в кабину, пехотинцы залезли на БМП, и вовремя. Почти тут же колонна снова двинулась вперед.

— Ну, ты даешь! — сказал я Армяну.

— А то! — ответил он.

Так я узнал своего водителя еще с одной стороны…

К вечеру мы выехали к месту, где спуск был не только слева, но и справа. Причем направо вела дорога, а слева от этой дороги располагалось поле. В это поле мы и съехали. Здесь и заночевали. Верный своим традициям Найданов приказал ставить палатки. Я только посмеялся про себя. Зачем ставить на ночь палатки, если утром все равно отсюда уедешь? Впрочем, ему-то что? Не он же копает. Вон они — Рамир, Папен и прочие работяги — копают. Сержанты подгоняют, а сам Найданов ушел на вечернее совещание. Меня на такие мероприятия не приглашали. Да мне и не хотелось. Честное слово! На хрена мне лишняя ответственность? Вон есть командир батареи — пусть он и думает!

Армян ушел к друзьям во все-таки поставленную палатку слушать музыку, играть в карты и общаться, а я остался в кабине. Что-то мне надоело сидеть. Я вышел наружу — постоять, подумать. Холодно не было. Я так, больше по привычке, запахнул бушлат, вжал голову в плечи, и дышал в воротник. Но и правда, холод совсем не чувствовался. Я распрямился, и всей грудью вдохнул этот полезный, если верить врачам, горный воздух.

Черт побери! Куда меня занесло?! В горах, в войсках, во вшах. Грязный, полуголодный, измученный одновременно и усталостью и бездельем, (никогда бы раньше не подумал, что такое возможно одновременно).
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.