Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (17 из 291)

назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью


Мы выехали в темноту. В глаза мне били фары встречных машин. Гражданские автомобили постоянно стремились втиснуться между нами, или, еще лучше, всех обогнать. С высоты наших «шишиг» и «Уралов» они казались ничтожными. Я чувствовал свое превосходство над ними. Правда, они этого не чувствовали, а злобно сигналили нам, когда мы закрывали им дорогу.

Наконец, и сам Темир-Хан-Шура и даже его окраины кончились, и путь стал свободен. Мы мчались по равнине, горы были где-то вдалеке. А здесь, вдоль дороги, белый снег лежал ровным светлым слоем, чернели лесополосы, свистел ветер, и кроме света фар и красных габаритных огней, других источников света не было.

У меня в кабине не было ни рации, ни карты. Что мне оставалось делать? Дремать… Я засыпал, и просыпался, когда стукался лбом об ствол автомата, стоящего у меня между ног.

Внезапно я сообразил, что у меня не болит задница. Вот номер! Еще утром болела, мне было трудно сидеть, и вдруг все внезапно исчезло. Как будто ничего и не было, и следа не осталось. Ничего себе! Здорово, конечно, но…

Что «но», я не успел додумать. Мы сползали с шоссе в поле, и разворачивались в линию.




Глава 7


Когда «шишига» встала окончательно, я решительно распахнул дверцу, (потому что ничего хорошего за ней не ожидал), и выпрыгнул на снег.

Да, блин, я был прав! Увы, еще как прав! Действительно, ничего хорошего. Ледяной ветер в секунды выдул все то тепло, что я накопил за дорогу в теплой кабине. Резкий переход из тепла в ледяной холод заставил меня задрожать.

В это время Рустам построил нашу батарею. Я поспешил к командиру.

О, черт! Вот это зрелище! Наши солдаты в своих серых худых шинелях напоминали скорее пленных немцев под Сталинградом, чем солдат федеральных войск. У нас в бригаде было такое замечательное снабжение, что бушлатов на личный состав не хватало. Между прочим, свой офицерский бушлат я тоже не получал, а купил. Купил за личные деньги. И ни секунды не пожалел об этом. Тем более — сейчас.

Я с содроганием смотрел на наших бойцов. Я представлял, как им холодно, и что им придется провести всю эту ночь на ледяном ветру, (впрочем, как и мне), и мне было их жалко. Честное слово! Солдаты и сержанты подпрыгивали, терли руки, клацали зубами, и тихо матерились.

Правда, сержант Узунов как-то преувеличенно бодро ответил на вопрос Рустама, сказав, что личный состав чувствует себя хорошо. У меня сразу возникло подозрение, что он сумел остограмиться. Наверняка уже что-то продал по дороге, падла, купил бутылку — две водки и раздавил в кузове с друзьями. Что же он мог продать? Шинель на нем…

(Видно, ледяной ветер и мороз отбили мне мозги: в этот момент я так и не смог догадаться, что же он продал — это выяснилось потом).

А пока мне было все равно. Ну, смог выпить человек — ну и ладно. На ногах стоит, команды воспринимает — этого пока достаточно. Зато не так мерзнуть будет.

Кто-то хлопнул меня по плечу. Я обернулся. Это был Слава Клюшкин — командир взвода из первого дивизиона, и мой бывший однокурсник.
назад вперед | первая -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.