Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (157 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
И реки здесь есть все-таки какие-то. Доберемся и до реки когда-нибудь.

Окрыленный благоприятным диагнозом, я вернулся в расположение даже быстрее, чем добрался до госпиталя. За время моего отсутствия ничего, как и ожидалось, не произошло.

Я остановился в раздумье. Куда идти? Побродить по окрестностям? Так уж не раз ходил — не интересно. Опять засесть в кабину? Обрыдло надоело. Я уже было надумал сходить в гости к артиллеристам, (не близкий путь — да делать все равно нечего), как увидел БРДМ, спешащий явно в нашу сторону.

— Где командир батареи? — спросил меня незнакомый прапорщик.

— Андрей! — крикнул я в сторону палатки. — Тут к тебе.

Найданов довольно быстро вылез. (Не разувался, что ли?).

— Что случилось? — спросил он.

Прапорщик довольно толково объяснил, что в паре-тройке километров отсюда есть запасы моторного масла, тосола, тормозной жидкости и веретенки. И нам неплохо было бы приехать, и набрать всего этого для своей техники на будущее. Папаротник посоветовал торопиться, так как он уже проехал немало подразделений нашего батальона, и они очень быстро шевелятся. Так что может и не хватить. Да и вообще, темнеет.

Прапорщик исчез в глубинах БРДМ, и отправился в сторону госпиталя.

Найданов посмотрел на меня:

— Слушай, съезди, а?

— Да, конечно, — ответил я. — Сколько брать?

— Погоди, сейчас, — ответил мне Андрей, и закричал. — Водители, все ко мне!

Как-то он излишне напрягался, когда кричал. Лицо у него сильно краснело. Я все хотел ему посоветовать так не напрягаться, но никак не решался.

Собрались все. Армян сразу загорелся, и начал кричать, что брать надо столько, сколько дадут! По максимуму. Не меньше!

— Вот мы и поедем, — сказал я ему.

— Отлично! — воскликнул он. — А куда?

— Да мы и сами толком не знаем. Куда-то налево. Через два — три километра будут наши. Там надо найти капитана Скруджева.

При упоминании Скруджа Армян сказу поскучнел. Да, капитан был тем еще типом. Мало того, что ревностный служака, так еще очень вспыльчивый, злой, злопамятный, и безумно отважный. Если солдат не подчинялся, или не угождал капитану чем-то еще, Скрудж сразу распускал руки. Бил он точно и жестоко. И ему было абсолютно все равно — кто этот солдат, чей друг, товарищ или брат… По барабану.

Да что говорить! Я и сам его побаивался.

И Армян сразу нашел выход.

— Я не могу ехать, — с деланной грустью сказал он. — У меня же в кузове люди живут!

Это была правда. Там проживали целых два расчета — Абрамовича и Боева. Палаток у нас не было — ведь те, что я дал Бандере, сгорели во время боя вместе с ним. Чорновил попытался что-то вякнуть по этому поводу, но на него так посмотрели не только я, но и окружающие, что он почел за благо сразу заткнуться.

— Ладно, — решил Андрей. — Тогда Солохин.

Солохин пожал плечами. Этой блатате из Ростова-папы было все равно. Он просто повернулся и пошел к машине. Правда, пришлось еще немного разгрузить ее, чтобы влезло как можно больше ГСМ.

— Ничего, много все равно не дадут. Поместиться, — напутствовал нас Найданов, и с кривой улыбкой я помахал ему рукой.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.