Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (152 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
Потом идти бесполезно — я Франчковского знаю! Как говорится, «считайте деньги не отходя от кассы».

И я решил посчитать. Франчковский видимо обиделся, но пересчитать ящики и банки разрешил. Мы посчитали, и сбились. Посчитали еще раз, и снова не получилось. Плюнули на все, и тщательно, очень тщательно все пересчитали. Получилось, к моему сожалению, именно так, как первый раз посчитал Франчковский. Он долго орал, но я не стал его особо слушать, отдал продукты бойцам, и молча откланялся.

Продукты на неделю у нас были, были запасы, оставшиеся после Новогрозненского, и за питание я не переживал. Да и никто не переживал.

Зато с водой было очень плохо. Естественных источников у нас не было, а водовозку к нам никто и не думал посылать. Не выдвигать же к нам колонну из-за одной водовозки. А одинокой машине по этой местности ездить было опасно. Колодяжный совсем недавно нашел недалеко от нас, в лесу, готовую к стрельбе «муху». Кто ее оставил, нам было, конечно, неизвестно. Но вот зачем — мы догадаться могли.

Сначала мы пробовали плавить снег в котелке. Но получалось почему-то очень плохо. Да и вода эта была ужасно грязная. Специальные таблетки для обеззараживания у меня были, но очень мало — всего три штуки. И я решил поберечь их до совсем плохого случая.

Бойцы, да и я, пытались жевать снег напрямую, но от этого наоборот — пить хотелось еще больше.

Впрочем, нельзя сказать, что воды не было вообще. Была. Было несколько луж. Однако вот что нас всех отпугивало. Во-первых, она была какого-то странного желтоватого оттенка. И все элементарно боялись отравиться. Во-вторых, от нее ужасно плохо пахло. И это еще больше усиливало всеобщие подозрения…

Однако, если уж голод не тетка, то жажда — это вообще нечто неописуемое. Да вы и сами знаете, без еды можно месяц продержаться. А без воды — максимум неделю.

Короче, довольно скоро бойцы стали кружиться около этих луж, а потом плюнули, и начали набирать воду. Лужи были, конечно, мерзкие, но глубокие. Хоть это радовало.

Решили эту муть отстоять, процедить, а потом прокипятить. Через пару часов вода у нас была. Но пить ее сырую оказалось все равно невозможно — запах никуда не исчез. Тогда Восканян заварил чай. Чай пили все, в том числе и Колодяжный, который забрел к нам, и которого я пригласил в кузов.

— Жена плакала, — сказал он, прихлебывая чай, который ужасно пах, и привкус имел нехороший, (впрочем, капитан, казалось, не обращает на это никакого внимания).

— Сказать ничего не может, только плачет, — продолжил он. — А я говорю ей — «Держись, малыш. Я обязательно вернусь!».

— А вы в третьем городке живете? — спросил я.

— Да, у нас там служебное жилье, — ответил капитан. — Жена, дети остались. Думал, к родителям отправить, а жена сказала, что квартиру тогда точно грабанут. Ну, у нас городок караулом охраняется. Я думаю, с ними и там ничего плохого не случится.

— Пусть только в город не выходят, — пробормотал я.

— Что? — вскинул голову Колодяжный.

— Да нет, ничего, — ответил я, покачав головой.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.