Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (147 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
Водитель проникся сказанным, и резко прибавил газу.

Сначала ехать было легко — мы ехали по асфальту. Раздолбанному, в ямах и рытвинах… Но все-таки асфальту. Проехали большой омоновский блокпост, затем повернули в горы.

Началась грунтовая дорога, но довольно приличная и укатанная. (Ну, еще бы! Перед нами целая колонна уже прошла). Судя по направлению движения я понял, что мы поднимаемся на какой-то перевал. По мере подъема перед нами открывались чудесные, необыкновенно красивые места.

Мы еще раз повернули, и впереди замаячил густой лес. Грунтовка уходила прямо в него. По левой стороне дороги торчали разрушенные высоковольтные опоры, еще какие-то непонятные бетонные столбы, а совсем — совсем далеко, на линии открывшегося горизонта, как черные грибы, горели нефтяные скважины. Я любовался данным пейзажем, пока мы не въехали в лес, скрывший все напрочь.

Вдруг как-то сразу по направлению движения вспыхнула мощнейшая канонада из всех видов оружия, которая мгновенно слилась в один протяжный вой. Мои ноги сразу стали ватными — я мгновенно понял, что случилось что-то очень, очень, очень поганое. Это был бой. Настоящий тяжелый бой: рев огня нарастал — казалось, ну куда можно выше?! А он рос.

Что делать? Ехать вперед? Я поглядел на Сомова: у него исчезло лицо — оно превратилось в театральную греческую маску. Я подумал, что вперед он не поедет, даже если я буду угрожать ему расстрелом на месте. И зачем ехать? Я включил рацию на нашей с Бандерой частоте. Молчание. Полное. Нет Бандеры. Что делать?!!

Я выпрыгнул из кабины, больно ударился пятками и заорал дурным голосом, чуть не сорвавшись на фальцет:

— Батарея, к бою!

Мои два расчета явно испугались, и не меньше, чем Сомик. Однако, хотя они и тряслись, но минометы ставили быстро. Слава Богу, за весь наш непрерывный поход по Чечне расчеты научились делать это на автомате. И это сейчас сработало.

Сомик вроде бы тоже вышел из ступора; я приказал ему сдать задним ходом, развернуться и подъехать к позиции тыльной стороной, чтобы мины можно было подавать прямо из кузова.

Правильно ли я делал? Я и сам этого не знал; просто это было первое, что пришло мне в голову.

Определить дальность стрельбы, и даже направление я, естественно, не мог. Наобум лазаря выставил минометы по звуку и установил дальность примерно в два километра: чтобы уж точно не попасть в своих.

Вообще, это было глупо. И попасть я мог в кого угодно. Но ничего другого на ум мне в этот момент не пришло, а просто в ступоре стоять и лупать глазами я не мог. Это было еще хуже. Надо было что-то делать! Хоть что-то!!

Я, ощутив слабость в коленках, стиснул зубы так, что они скрипнули, и сам себе сказав — «Соберись, дрянь»! — приказал открыть огонь. Как здорово, что я только что обновил боеприпасы! Ни одной осечки. Мои бойцы молча, крайне сосредоточенно, пыхтя и сопя, вскрывали ящики, подавали из машины к минометам мины, а сержанты производили выстрелы. Когда по моим прикидкам мы израсходовали половину боезапаса, я приказал прекратить стрельбу.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.