Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (139 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью


Внезапно я разозлился, и отшвырнул фотографию прочь. Меня просто взбесило это. Ну, все же мусульмане! Нет, выделили-таки одного — не наш, не чеченец.

У нас в группе учился один — Ибрагим. Хороший парень, ничего плохого сказать не могу. Звезд с неба не хватал, но и не отставал никогда. Жил в общаге. То, что он чечен, меня никогда не напрягало. Я об этом вообще никогда не думал.

У нас вообще всех нерусских — с Кавказа — называли «хачиками». А там никто не разбирался: грузин он, армянин, ингуш, осетин, из Дагестана или Чечни. «Хачик» и «хачик». Были хорошие «хачики» — нормальные ребята, мы их так даже и не называли. Были плохие, но я не помню, чтобы у них возникали проблемы именно из-за национальности… Да нет, не помню такого. И в школе не помню… Ну да, мы же были интернационалисты.

Теперь все рухнуло. Послужив на Кавказе, я научился отличать даргинцев от лакцев, аварцев от кумыков, ингушей от чеченцев… И увы, от нормального отношения у меня не осталось и следа. Как выяснилось, мы русские, относимся к ним гораздо лучше, чем они к нам. Да, это правда, они презирают слабость, уважают только силу, а добродушие принимают именно за слабость…

Да, что-то я слишком близко к сердцу принял эту странную фотографию. Бог с ней! Да и с ним. Говорят, Ибрагим не стал воевать с нами, уехал куда-то в другую республику. Может быть, он тоже помнит, как мы вместе учились, как жили в одном вагончике, как помогали друг другу? Может, это на него подействовало? Очень хотелось бы верить…

Восканян позвал меня есть курицу. От тушки мне досталась нога. Кто-то открыл две банки с огурцами и помидорами. Курица была старая и жесткая. А помидоры и огурцы слегка осклизлые и очень кислые. Но мои бойцы явно остались довольны.

Во-первых, это была не казенная еда. Впервые за очень долгое время.

Во-вторых, это вообще была первая еда за также весьма приличный промежуток времени.

В-третьих, они добыли эту еду сами. И это позволяло им наплевать на товарища прапорщика с высокой колокольни.

А вот лепешки удались. Действительно, это оказалось очень вкусно. Это и позволило без особой муки съесть и жесткую курицу, и несвежие закрутки.

— Сахар есть… — мечтательно сказал Боев. — Эх, еще бы дрожжей!

— Что у нас с водой? — спросил я, прервав алкогольные видения сержанта.

— С водой плохо, — ответил мне армян. (Он все больше и больше входил в роль завхоза). — Есть фляга. Мы взяли в городе. Но воды набрать негде.

— Что? Вообще ничего? — спросил я огорченно. — Чаю бы попили с вареньем этим…

— Нет, воды нету.

Вот так. Чай обломался. И теперь еще появилась забота, где набрать воды. У нас были два армейских термоса, но этого было мало, и сейчас они были пусты.

— Так, — сказал я. — Абрамович. Возьми людей, кого хочешь. Бери термосы. Только флягу пока не берите, а то могут быть глупые вопросы, на которые умно ответить вы все равно не сможете. Так, берите термосы, и идите вон в ту сторону, (я показал рукой). Там старшина второй роты, попросите у него воды. Давайте! Чаю попьем. Что костру зря пропадать?
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.