Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (132 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью


— Зачем? — вскинулся Боев.

— А затем, — веско ответил я. — Что возможно, нас атакуют как раз оттуда. На помощь осажденным чехам идут другие. Наша задача — их не пропустить. Ясно?

Я немного приврал, конечно, но эффект был важнее. Возможность непосредственной встречи с противником лицом к лицу показалась моим бойцам уже не столь вдохновляющей как когда-то. Во всяком случае, за рытье окопов и укрытий они принялись с еще большей энергией, чем даже раньше. В результате позиция была оборудована с рекордной скоростью, и ко второму пришествию Бандеры я был полностью готов. Он удивленно покрутил головой:

— Однако!… Так! Давайте по кромке леса пристреляемся.

Слава тебе Господи наш! Наконец-то можно ПОСТРЕЛЯТЬ! Хоть оружие опробуем.

И тут случилось именно то, чего я так опасался. Наши мины, за время непрерывных кочевок с места на место в сыром чеченском климате, слегка подпортились. Порох отсырел. Из первого залпа канал ствола покинули и разорвались две мины из трех. И хотя они попали примерно туда, куда мы и целились, никакого удовлетворения мне это не принесло. Потому что третья мина дала осечку, и осталась внутри миномета расчета Абрамовича. Что делать?

Кряхтя и попердывая, бойцы отсоединили ствол, и Шура Эйнгольц принял мину на руки, мягко и нежно, словно ребенка.

— Отложи ее в сторону! — крикнул я ему. — Нужно просто основной заряд поменять, и она пойдет!

Второй залп вышел еще хуже прежнего: теперь вылетела только одна мина, а две дали осечку. Пока Адамов и Боев корячились с ними, Бандера презрительно посмотрел на меня, и зашипел:

— Ты нас погубишь! Как можно на тебя рассчитывать!

— Блин! — заорал я в ответ. — Да если бы дали мне возможность стрелять еще месяц назад! У меня было бы все в порядке. У меня все заряды отсырели. Что я могу сделать?!

Ладно, я быстро успокоился, и примирительно сказал:

— Ну, не ругайся. Эти ящики мы всегда вынимали. Они все время почти на воздухе… Ну, вот, видишь как. Мы сейчас другие, из-под лежаков достанем, они должны быть сухими… Но учти. Если мы сегодня — завтра опять стрелять не будем, то и эти могут отсыреть! Видишь, кругом снег. Земля сырая…

— Хорошо, — сказал Бандера. — Делай, что хочешь, но огневой заслон мне обеспечь… Ясно!?

— Да ясно, — тихо ответил я. — И без тебя голова уже болит.

Третий залп мы давать не стали, а я заставил бойцов разобрать их уютные лежанки, и поменять отсыревшие ящики на новые — сухие. Попробовал возмутиться только армян, но я ему внушительно пояснил, что от этого в самом буквальном смысле слова зависит его жизнь. Вылетит мина из ствола или нет. И как быстро это произойдет. И что чехи армянам тоже головы отрезают. Армян заткнулся.

Я же говорил, если правильно объяснить личному составу, что и зачем делается, то, в общем, до них доходит.

Пока я проводил профилактику и обновление боеприпасов, в нашем направлении явно что-то случилось. Я услышал нарастающий гул двигателей и лязг гусениц с правого фланга. Возвышенность закрывала мне видимость, но к нам явно кто-то ехал.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.