Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (130 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью


Канонада приближалась. Стоял треск от автоматной стрельбы. Он то усиливался, то, наоборот, утихал, в зависимости от того, приближались мы к городу, или отдалялись от него.

В конце — концов, я понял, что Новогрозненский мы плавно обходим с юга, к самому городу особо не приближаемся, и это меня несколько озадачило. По-видимому, в городских боях нас использовать не решались. Я подумал, что, скорее всего, опять поручат что-нибудь блокировать.

К югу от города еще лежал снег. И чем выше мы забирались, тем снега было больше. Очень хорошо, что вместо солнца над нами нависли темные, мощные, непробиваемые тучи. Сразу заметно потеплело, и явно утих резкий ветер, который так доставал меня, (да и всех, наверное), там, над Аллероем.

Это, собственно говоря, было все, что меня радовало. Ко всему остальному я уже давно относился как-то, неожиданно даже для себя, индифферентно. Слава Богу, у меня ничего не болело, но эти бесконечные бессмысленные переезды и безделье меня порядком утомили.

Меня лично очень злило, что за все то время, что я уже провел в Чечне, нам не разу не удалось отстреляться из минометов. Даже хотя бы для того, чтобы их элементарно пристрелять. Все что у меня было из нужных приборов, так это только бинокль. Таблиц стрельбы у меня тоже не было. Еще в части я переписал себе в обычную тетрадку самые необходимые данные, но все-таки очень хотелось бы их перепроверить и, при необходимости, подкорректировать. Однако такой возможности у меня до сих пор не было. Если Серега и Вовка уже устали от стрельбы так, что прицелы отражались у них в воспаленных глазах, то для меня все это было чисто абстрактным понятием…

Так, наша, доселе единая, как змея, колонна начала растекаться на ручейки. Вон пошел ручеек роты Тищенко, вон ручеек роты Бессовестных, а вот и мы повернули в другую сторону.

На головном БМП Бандера энергично махал руками. Он явно радовался. Еще бы, если меня все достало, то ему вообще смерть было сидеть на одном месте. Грязь, летевшая из-под гусениц, ровным слоем накладывалась на лица пехотинцев, сидевших на броне, и постепенно они превращались в трубочистов.

«Моем, моем трубочиста — чисто — чисто, чисто — чисто!». Я неожиданно вспомнил стихотворение «Мойдодыр», и заржал. Сомик посмотрел на меня очень странным взглядом. Наверное, подумал, что я потихоньку схожу с ума.

«Да нет, друг Сомик! Я-то как раз нормален. Только сумасшедший и может быть нормальным в таких условиях», — мысленно ответил я своему водителю, но вслух ничего не сказал. Еще чего не хватало! Тогда он точно решит, что я чокнулся.

Горящий город становился все ближе. Нет, он не горел так, как древний Рим, по слухам, подожженный самим же императором Нероном. Горели отдельные дома и сооружения. Но пылали красочно, и черный дым поднимался в небо огромными черными воронками. Перестук очередей усилился.

Все. Теперь мы были точно посредине южной оконечности Новогрозненска.

— Стой! — Закричал Степан, одним огромным прыжком слетая с брони. — Окапываемся к бою!

Пока Бандера занимался своими проблемами, я начал готовить собственную позицию.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.