Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (122 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью


Я вернулся к себе в кабину. Мы тут же тронулись.

— Уже раздевают, — сказал мне вскоре Сомик.

— Кого? — не понял я сразу.

— Этих. Раздевают. — пояснил водитель. — Мне в боковое зеркало видно. Пехота за нами раздевает жмуриков. Вон бушлат поволокли, и сапоги с ботинками снимают….

— А что мы не сняли?! — неожиданно плачущим голосом воскликнул Сомик.

Я удивленно и неодобрительно на него посмотрел.

— Я бы тебе не советовал, — значительно сказал я. — Примета плохая. Оденешь с убитого вещь — сам умрешь вскоре… Ты же себе запчасти с попавшей в аварию машины не ставишь?

Сомик промолчал. Или не захотел спорить, или просто признал мою правоту.

«Интересно», — подумал я. — «Кто были эти люди? По возрасту вроде бы не молодые. Чем они при советской власти занимались? Неужели разбоем и грабежами? А если нет, то какого черта они с нами воюют? Что мы их — завоевывали? Деньги у них отбирали? Геноцидили по полной программе? Если они за переселение в Казахстан рубятся, то это вопрос не к нам. Это к грузинам вопрос. Мы-то причем? Я их не переселял. Даже Ельцин их не переселял. Неужели так независимости хотят? Советская власть столько денег вбухала в эту Чечню, а им все мало».

Наша колонна все так же поднималась вверх, и конца этому подъему не было видно.

«Нет», — продолжил я размышления. — «Не хотят они настоящей независимости. Они хотят к нам ездить, свои делишки проворачивать, а потом домой возвращаться — в независимую страну. Украл — и на хазу. Украл — и на хазу. Вот чего они хотят… Нет уж. Хренушки. Если отдельно — то отдельно. Колючую проволоку вдоль границы и минные поля. И стрелять без предупреждения. И визовый режим. И все лица чеченской национальности отправляются на историческую родину в 24 часа. И вот тогда мир, дружба, балалайка! Не раньше».

Все, подъем кончился. Машины выползали на обширное плато. Под нами, внизу, раскинулся Аллерой. В глаза мне сразу бросилась мечеть, у которой в крыше зияли два обширных отверстия. Явно работа артиллерии. Только вот чей? Наши постарались, или это еще до нас проломили?

Наконец-то наша батарея собралась вместе, и я встретился с Найдановым. Однако место мне совсем не понравилось. Как только я вылез из кабины, меня насквозь пронзил ледяной ветер. Там, внизу, было намного, намного теплее. От ветра у меня на глазах сразу выступили слезы. Жутко захотелось вернуться в кабину и залечь там до самого тепла.

— Хорошо, копать ничего не придется, — сказал Найданов. — Тут уже до нас все выкопали.

— А кто? — спросил я, кутаясь в воротник.

— Да вэвэшники тут стояли в 95-м, — ответил мне командир батареи. — Солидно окапывались.

Мы с Найдановым прошлись по позициям. Да, копали добротно, надолго. Нашлось место и для наших минометов. Бойцы быстро их установили и помчались заниматься обустройством: мои — прятаться от холода в машину, а найдановские — копать ямы под палатки. Одну яму рыли мои старые знакомые Папен и Рамир, других я не знал. Участие командиров расчетов заключалось в том, чтобы пинками подгонять копающих.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.