Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (119 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью


В-третьих, я взял с собой пузырек одеколона. (Жаль не два. А лучше — три). Есть такая мерзость — стрептодермия. Это когда любой порез или ранка начинают гнить и чесаться. Чтобы этого избежать, я каждый день протирал лицо одеколоном, и не брился. Бритву я даже и не взял. Зачем? Глупости это все — в таком климате бриться. Не хватало еще, чтобы у меня вся морда гнить начала…

Чорновил как-то быстро ушел. Поздоровался, но про палатки ничего не спросил. Даже удивительно. Я проводил его взглядом, а когда обернулся, перед машинами уже никого не было. Рассосались в одно мгновение!

Я заглянул в кабину.

— Здорово! Баня будет! — сказал мне Сомик. — Ведь правда — здорово, товарищ лейтенант?

Если он искал у меня подтверждения своим словам, то он его не нашел. Я понятия не имел — будет баня или нет. Хотелось, конечно, верить в лучшее. Но лучше про себя.

— Слушай, Сомов, — спросил я его. — Я тебя вчера про водку спрашивал?

Водитель замялся.

— Да говори, чего там! — поднажал я.

— Нет, товарищ лейтенант. Я вчера вообще в кузове спал. Я вас даже и не видел.

«Интересно, врет или нет?» — подумал я, но Сомик выглядел исключительно правдивым. Если бы не слишком часто хлопал ресницами. Почти как крыльями. «Нет», — сделал я вывод. — «Наверное, все-таки врет. Наверное, я его вчера точно о чем-то спрашивал. А вот о чем — не помню».

Я не стал забираться в кабину, а пошел бродить по лесополосе. Ничего интересного там не было: черные сырые деревья, торчащие из земли сухие стебли, непонятные кусты, куски металлолома, осколки кирпича, камни. Я бродил там, потому что мне было скучно, мне было тоскливо, а до вечера еще была уйма времени…

Бани не было. Раздосадованные бойцы нашли повод, и выместили свое разочарование на шеях трансвестита и козла отпущения. Я слышал звук затрещины, короткий вой, и все стихло.

«Кое-кому вместо бани намылили шею», — я грустно усмехнулся. Мне и самому было обидно, что надежда на горячую воду не оправдалась. Но вот идти вымещать на ком-то свое раздражение и несбывшиеся мечты я не собирался. Хорошо бы заснуть. И снова увидеть сон.




Глава 9


…Июль 93-го. Над степью марево. Мы сидим в кружке около полуразрушенного дома, в тени деревьев, и по очереди ориентируем буссоль. Сегодня вторая неделя военных сборов в Прудбое.

Около меня привалился спиной к дереву Слава Клюшкин. Периодически он засыпает, но тут же вздрагивает, широко открывает глаза, и делает вид, что ничего не было.

— Ладно, хорошо, — говорит майор Лужный. — Вроде все усвоили. У нас тут с вами еще отдачу боевого приказа надо рассмотреть… Короче, давайте записывайте.

Я беру ручку, раскрываю свою общую тетрадь с голубой обложкой, и начинаю с чистой страницы, сразу за схемой опорного пункта.

— Итак, — говорит майор, — пишите. Против нас действует 101-я дивизия чеченской армии…

У чеченца Ибрагима, парня из нашей группы, отваливается челюсть. Все прыскают. Лужный машет рукой: пишите мол дальше.

Я ощупываю на руке обручальное кольцо — чуть больше двух недель назад Вера одела мне его на палец…
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.