Главная | вверх

Яковенко - На южном фронте без перемен (117 из 291)

назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью
Когда много людей, кажется, что ты в большей безопасности. Я все время тревожусь за Марину. Она светловолосая, хрупкая, и очень смазливая. Просто лакомый кусок для аборигенов. Я умоляю ее не высовываться и не привлекать внимания.

Но мне это плохо удается. Марина едет отдыхать, и показывать себя. Эх, юбка у нее коротковата… Черт! Могла бы брюки одеть. А лучше всего, длинную юбку и платок. Не круто, конечно, зато безопаснее. Вера меня не поддерживает, она шипит, что я их всех уже извел своей мнительностью. Я только вздыхаю в ответ. Мне хочется ей очень многое высказать, но я понимаю, что это бесполезно.

Новая напасть: Маринке становится плохо. Ее разморило, ее тошнит. Вера уходит с сестрой в туалет. Жена стоит у двери, вокруг какие-то кавказские лица. Но я ничего не могу сделать, я просто молча наблюдаю за ними, и слушаю, как стучит мое сердце, и кровь бьется в виски.

Наконец-то наша остановка. Мы должны пересесть на другую электричку. Однако и это еще не все. До станицы придется добираться на автобусе. Как все сложно и запутано!

Вместе с нами выходит невысокий белобрысый паренек. Он предлагает помощь. Говорит, что Маринке надо купить вина. Это ей поможет. Я смотрю на него и догадываюсь, что он на нее запал. Спрашиваю его, кто он? Он отвечает, что танкист, и служит во Владикавказе. Приятный пацан. По крайней мере, лицо у него вызывает доверие.

Жаль, но ему ничего не светит. Он живет от нас слишком далеко, чтобы на что-то рассчитывать. Да нет, наверное, он и сам понимает все это. Танкист садится в ближайшую электричку, и уезжает.

Зал вокзала почти пустой и прохладный. Маринка приходит в себя, мы покупаем билеты, и ждем свой поезд. Осталось совсем недалеко, но ведь еще две пересадки…

Все, я проснулся. Вынырнул из мути сна. С тревогой просканировал свое состояние: ничего не болит, нигде не ломит. Я боялся, что после вчерашнего будет намного — намного хуже.

Ага! Вот что меня разбудило. Это наша артиллерийская батарея открыла огонь. От грохота я и проснулся. И еще, наверное, оттого, что жутко хотелось по малой нужде.

Хотелось так сильно, что я не смог уйти далеко от машины. Хорошо, что мы стояли возле какого-то бетонного жолоба, сразу за которым начиналась лесопосадка. Этот жолоб я и оросил.

Делать мне было нечего. Я отправился посмотреть, как Вова и Серега справляются с боевой работой. Видно их было издалека. Они чавкали по грязи от одного орудия до другого. Заметив меня, Серега покачал головой. Он ясно дал мне понять, что сейчас им не до меня. Еще бы, злобные крики Жарикова были слышны уже с того места, где я находился. Я побрел назад. По дороге встретил Бандеру.

— О, — воскликнул он. — Ну, ты вчера и нажрался! Зачем ты у Сомика спрашивал, любит он водку или нет?

М-да… Вот оно — самое неприятное последствие обильных возлияний. Не головная боль, ломота во всем теле, дрожь в руках и тошнота. Нет, это можно пережить. Самое поганое, что ты ничего не помнишь из того, что делал вчера. Или помнишь, но очень смутно. Или помнишь хорошо, но лучше бы этого не было.
назад вперед | первая -100 -10 +10 +100 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.