Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (92 из 176)

назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью


Самое же, пожалуй, главное — в чем Юра и не хотел в душе признаваться себе, он желал, хоть частично, опять объединить всю эту массу людей в виду всеобщей опасности. Они были объединены в тот момент, когда только прибыли в Чечню. Недели безделья произвели на них свое разлагающее влияние.

Как всегда — ничего нового. Подразделение распалось на ведущих и ведомых. Хотя и были все они погодки, это не значило ничего. Появились лидеры, появились лузеры. Среди лидеров началось соперничество, среди лузеров — разброд и шатания. Вполне ожидаемо, что Воробьев, Толтинов и Рагулин оказались в числе последних. Веселые, добрые, исполнительные… Но слабовольные.

Более всего напрягало лейтенанта то, что новоявленные «авторитеты» все чаще посматривали в сторону комбата с явным желанием «прощупать» его на вшивость. Еще ближе были к этому неприятному процессу «пиджаки». Хотя их, как бы по инерции, еще слушались, но Юра-то замечал в солдатских глазах некоторое непозволительное размышление — а стоит ли выполнять тот или иной приказ? Может забить на него, и «умоются»?

Иногда, сидя в реке, лейтенант раздумывал над всем этим. «Ну почему?» — думал он про себя. — «Почему невозможна сплоченность, равенство и братство? Почему обязательно это разделение, это принуждение, унижение? Неужели всегда и везде так?».

Все чаще он списывал происходящее на то, что у молодых лидеров просто нет не то что мозгов, у них нет мудрости и понятия о справедливости. Мораль обезьяньей стаи. Ему казалось, что только отряд, состоящий из людей разных возрастов, может быть по-настоящему сплоченным. Там недостатки одного возраста компенсируются достоинствами другого. И в результате получается даже не просто воинская часть, а настоящая семья. «Но не в этой жизни», — вздыхал Юра, и с душевной болью чувствовал, что скоро придется усмирять самых оборзевших.

Причем если бы эти потенциальные «оборзевшие» знали о душевной метаморфозе, происходившей в душе их командира, никто не рискнул бы лезть на рожон. Юра начинал «закипать». И у самого терпеливого человека нервы не железные. Он долго терпел предыдущий состав батареи, но на новый состав этого терпения уже не хватило бы. Сам того не зная, Попов ожидал только повода, чтобы сорваться, и наказать виновного так, чтобы ни у кого потом даже и мысли не было что-то вякнуть, и не исполнить приказа «бегом — спотыкаясь и падая»…

— Так, — сказал он бойцам. — Снять личное оружие с предохранителя, дослать патрон в патронник.

Прослушав щелчки затворов, Попов скомандовал:

— Поставить автоматы на предохранитель. Смотрите не перестреляйте друг друга случайно. Были и такие случаи… И еще. Напоминаю. Если будет обстрел, и ваша машина остановится, всем немедленно покинуть ее и разбежаться как можно дальше. Автомобиль — самая ценная мишень для духов. А у нас там ящики с минами. Если сдетонируют… В общем, вы поняли.

Он замолчал, прошелся вдоль строя, глядя в глаза каждому. Возле «авторитетного» бойца Коли Николаева он приостановился, и поморщился. В глазах сержанта ему почудилось плохо спрятанная усмешка.
назад вперед | первая -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.