Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (166 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью


— Ты сам встанешь, или тебе помочь? — прошипел абрек.

Молодежь в углу обернулась на шум, но один из бородатых повел туда пистолетом, и там сразу установилась мертвая тишина.

Олег пребывал в прострации. Этого просто не могло быть! Среди белого дня, прямо на глазах у людей, в светлом чистом кафе… И его вот так просто заберут и уведут? Впрочем, Мищенко успел подумать, что зря он надеется на других людей. Никто и слова не скажет, может быть, вообще промолчат о том, что здесь произошло, и никто ничего не узнает. Зачем им ввязываться в это смертельно опасное дело? И еще — да с чего он взял, что все те, кто сидит сейчас в кафе, или работает за стойкой — на его стороне? Вполне возможно, что они как раз на стороне этих — как сочувствующие.

Еще, параллельно этим соображениям, в черепной коробке метались какие-то мысли о спасении. Как-то куда-то отпрыгнуть — в окно, например; напасть на них самому — ухватить одного и закрыться им… Но кроме сумбура, ничего действительно стоящего в голову не приходило. А поверх всей этой мешанины мыслей как заголовок никуда не исчезала и заслоняла все одна — самая главная.

«Если я сейчас не выполню их требование, они меня пристрелят прямо тут»!

Что им, бородатым? Для них человеческая жизнь вообще ничего не стоит.

Мищенко медленно поднялся. Ему приказали пройти вперед. Он сделал несколько шагов, один из бородатых оказался у него за спиной, и тут в голове у Олега раздался взрыв, и он мгновенно вырубился…

Очнулся старший лейтенант не скоро — было страшно неудобно: тесно, душно, чем-то воняло, страшно болела голова. Мищенко разлепил глаза, но ничего не увидел. Они были плотно завязаны какой-то вонючей тряпкой. Впрочем, особо напрягаться, и соображать, где он оказался, Мищенко не пришлось — и ежу было понятно, что это багажник.

Во рту старшего лейтенанта торчал кляп. Вставили его качественно, так что как ни старался Олег выплюнуть затычку — у него ничего не получалось. Ноги и руки были связаны так, что уже и не чувствовались. На мгновение мелькнула даже страшная мысль — что у него их уже и нет. Однако Мищенко решил, что вряд ли они стали бы транспортировать куда-то обрубок вместо человека. Да и кровью он мог истечь по дороге.

Где-то снаружи заговорили. Говорили не по-русски. О чем? Зачем? Кто с кем? Этого понять было невозможно.

Может, это пост ментовской? И есть смысл издать какой-нибудь громкий звук? Хоть как-то и чем-то! И есть шанс…

А если наоборот? Если уже приехали на место? Услышат, достанут. И тогда точно искалечат. Или убьют. Хотя убьют вряд ли. Зачем везли? Чтобы убить?

Здесь, в этом багажнике, на краю гибели, Олег по-настоящему понял, как он хочет жить! Что все остальное — деньги, чувства какие-то, карьера и прочее, прочее, прочее — все чушь. Главное — жизнь! Нужно сделать все, чтобы выжить. Будет он — Олег — жив, всего добьется и достигнет. А нет… И ничего не будет…

Крышку открыли, Мищенко подняли, и швырнули, как мешок, на землю. Олег снова ударился головой, и опять потерял сознание. Очнулся от запаха нашатыря.
назад вперед | первая -100 -10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.