Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (143 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Под настоящим суверенитетом, он, как хорошо образованный человек, понимал выбор правительства, международное признание границ, вступление в ООН, и прочие приятные вещи, свойственные сугубо независимым государствам.

Все это подразумевало мирное строительство власти, и, как ни крути, установление нормальных, бесконфликтных отношений с соседями. Даже с той же Россией. Точнее, как раз с Россией в первую очередь.

Но то, что начало происходить в реальности, сильно от этого мирного плана отличалось. Ахмеду уже даже не казалось, он явно чувствовал, что это именно так и есть — страну пытались превратить в плацдарм для экспансии. Люди, которые вообще не являлись чеченцами, и которые, нельзя не признать, немало помогли чеченским отрядам в минувшей войне, откровенно пытались повернуть развитие страны в сторону новой войны. Чечня интересовала их лишь постольку, поскольку ее можно было использовать в качестве плацдарма для дальнейшего наступления. Интересы самих чеченцев, как ясно теперь понимал Сайдулаев, во внимание не принимались вообще.

Все это напоминало историку Ахмеду первые годы установления советской власти в России: русский народ как дрова для Мировой Революции. Теперь в качестве таких «дров» для борьбы за новый мировой порядок кое-кто собирался использовать чеченцев.

Что больше всего бесило Ахмеда, так это то, что местные жители так легко велись на хитроумные посулы арабов.

Немного лести, много обещаний, упор на религию — и вот уже у арабов становилось в Чечне много верных последователей и союзников.

«Они рано или поздно бросят нас на Россию, и один Аллах знает, чем это все закончится!», — думал Сайдулаев со злостью. Честно говоря, ему до чертиков надоело воевать. Как бы то ни было, но ведь он много лет был директором школы. И пусть это было давно, и почти, как говорится, неправда… Но это, тем не менее, сказывалось.

Однако оставлять его в покое никто не собирался. Точнее, оставили бы, конечно, если бы он добровольно сложил с себя все властные полномочия, и удалился, не мешая руководить другим. Но этого он не хотел.

А раз так, то к нему зачастили ваххабитские «комиссары», как он сам про себя называл их.

Они чувствовали в нем внутренний протест, и сами очень быстро начинали испытывать к нему неприязнь. Ахмед предчувствовал, что это добром не кончится, но даже не думал сдаваться. Еще чего! Ведь он же чеченец!

… День для Чечни был необыкновенно холодный. В гости к Ахмеду приехал очередной «комиссар». Встретил Сайдулаев его весьма гостеприимно. В просторной, но хорошо натопленной комнате они остались вдвоем. Постепенно, очень постепенно, но разговор зашел так далеко, что обе стороны, в запале спора, решились уж если не открыть, то хотя бы приоткрыть, свои карты.

«Комиссар» призывал признать, что Чечня, как самостоятельное государство, из себя ничего не представляет. Что настоящей целью для любого правоверного мусульманина может быть только идея всемирного Халифата. Все мусульмане мира должны жить в едином государстве, и никаких различий между ними быть не должно.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.