Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (142 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


Все. Больше никаких комментариев. Так что говорили в основном о Священном Писании. По мере того, как Юра выздоравливал, он пытался спорить, задавать каверзные вопросы. Однако Николая Петровича это не злило. Наоборот, он стремился объяснить любую проблему. С чем-то иногда даже соглашался, но так переиначивал, что прав становился все-таки он, а не наивный Юра.

Однажды, (Юра не знал, что в этот день Ахмеда не было на базе), боевики вытащили его на поверхность. Паре «авторитетных» бойцов не нравилось, что «гяур» проживает здесь «как на курорте».

Сильно его не били. Били так, чтобы не нанести серьезных травм, но было очень больно. И все-таки, видимо, после ранения с организмом лейтенанта случилось что-то такое, отчего он стал совсем не устойчивым. После очередного удара Попов мгновенно потерял сознание…

Очнулся он от потока воды. Его, без особой осторожности, отливали из ведра. Тело ныло со страшной силой. Увидев, что он очнулся, мучители подтащили его к деревянной колоде, положили на нее ладонь, и взяли топор.

Все, что в этот момент переживал Юра, это острое чувство горечи, что он не смог подорваться на собственной гранате, как когда-то намеревался. Он безучастно смотрел на то, что делают боевики. Один из них взял топор, размахнулся, и топор со страшной силой вонзился в дерево рядом с большим пальцем.

Юра молчал, сцепив зубы. В это мгновение ему хотелось просто умереть.

Горцы остались недовольны. Они, видимо, ожидали чего-то другого. Собравшиеся вокруг них мальчишки засвистели, заговорили что-то по-чеченски, показывая на Попова пальцами. Один из них подскочил к лейтенанту со стороны головы, и ударил его ногой в лицо. Юра снова провалился во мрак…

Очнулся он много позже, снова в зиндане. Лицо горело, Попов ощупал его, но никаких переломов не обнаружил. «Я жив», — подумал он вяло. — «Может, зря это? Может, лучше бы я уже умер»?

— Николай Петрович! — позвал он. Голос показался ему слишком тихим, и он постарался прибавить звук.

— Николай Петрович! — позвал он еще раз, громче.

Никто не отозвался. Через некоторое время Попов понял, что он остался в яме один. Это было уже совершенно отвратительно. Не плакавший до этого почти ни разу, лейтенант прослезился. Слезы текли, стесняться было некого, и Попов даже не пытался их вытереть. Что-то ему подсказывало, что больше этого старика он не увидит никогда в жизни…





Сайдулаев.


Ахмед был горячим сторонником независимости Чечни, за которую он долго сражался с оружием в руках. Однако независимое государство и религиозное государство были для него совсем разными вещами.

Превращения своей родины в некий халифат он вовсе не желал, и, более того, (о чем он старался не распространяться), считал это очень вредным.

По его мнению, настал тот самый момент, когда должна была строиться независимая, полностью самостоятельная Республика Ичкерия.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.