Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (141 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
По меркам Вселенной это даже не искра, это какая-то доля искры, невооруженным глазом невидимая. В другой жизни выдержавших испытание ждет награда. Что это будет — мы не знаем. Никто не возвращался оттуда. Но что будет что-то — это точно. Разум не может кануть бессмысленно в вечность. Раз возникнув, он должен существовать всегда. Всегда! Нельзя не верить в это! Нельзя! Иначе ужас без края и конца, бессмысленность и смерть, которая побеждает все. И ни любовь, ни верность, ни доброта, ни милосердие не значат тогда ничего. Ничего! Человек звучит гордо?! Гнусно звучит человек! Гнусно! Только дух звучит гордо. Кто о духе в себе печется, тому тело безразлично. Это инструмент, бренная оболочка. Все равно она пропадет — так или иначе, рано или поздно. Дух не стареет. Душа в глазах видна. Молодой, старый — глаза не меняются. Бессмертная душа не стареет…

«Кажется, заговариваться начал. Повторяется», — подумал Попов. Но впервые вспомнил, что на нем должна быть цепочка с крестиком. Он поднял руку, пощупал. Да, крестик был на месте.

Внезапно старик очнулся.

— Я когда-то читал у Климова, что если первым христианам во время гонений Нерона предлагали отречься от Христа публично, и иначе грозили смертью на арене, то никто не соглашался, а с песнями псалмов шагали на смерть. Но если им предлагали отречься от Христа, иначе просто убьют прямо здесь в подвале, то большинство отрекалось. Но я Климову не верю. Истинно верующему все равно где умирать. Он отчет Всевышнему будет давать, а не людям здесь на земле…

И все, на этом бывший преподаватель замолчал так, что Попов испугался — может, старик умер? Он отчаянно вслушивался, и когда уловил тихое дыхание, успокоился. Оставаться в зиндане одному ему уж точно не хотелось…

С этого момента прошло много времени. Сколько точно, Юра сказать не мог. Счет дням он потерял уже давно. Однако в яме по утрам становилось все холоднее и холоднее.

Раны у лейтенанта заживали плохо. Его не лечили, но и не били, правда. Кормили плохо — какой-то жидкой бурдой и черным хлебом, но еду давали по два раза в день, и регулярно. Старика никто не забирал наверх. Можно было бы подумать, что о нем забыли, но это было не так. Пищу спускали и ему.

Почему так произошло, они оба не задумывались. Просто страшились, что все измениться. Старику не хотелось снова отправляться на тяжелую подневольную работу, а Юра боялся остаться в этой яме совсем один.

Каждый день бывший преподаватель научного коммунизма рассказывал Попову основы христианства.

Конечно, Юра и так кое-что слышал, не в вакууме же жил, но такую стройную систему изложения никогда не слышал. Да и где? Зачем раньше ему было бы это нужно?

Теперь же это было почти единственной темой разговоров. Попов попытался было спросить у старика, (как оказалось, его зовут Николай Петрович), как все же тот попал в Чечню в рабство, но тот дал понять, что не хочет больше разговоров на эту тему. Единственное, что он пояснил, так это то, что отправился путешествовать по святым местам, забрел на Кавказ, где какие-то добрые люди однажды затащили его, путешествующего пешком по горной дороге, в машину, и привезли сначала в одну яму, потом в другую, а потом он очутился здесь.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.