Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (135 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью


Решится ли этот вопрос насилием? Командиры начнут меряться силой, пока, в конце — концов, не останется кто-то один? И сколько же людей придется положить в этой войне? И не придет ли потом сюда опять Россия? Наверняка придет. И тогда не будет единства в Ичкерии. Успеют чеченцы столько обид друг другу нанести, что не простят. И кто-то может к русским переметнутся, лишь бы своим кровникам насолить.

Может быть, провести демократические выборы? (Ахмед сам себе усмехнулся). Ага, точно! Ни один чеченец, (если он настоящий чеченец), не согласиться с тем, что он проиграл выборы. Не признает результатов, скажет — «Подтасовка!» — и все. Здравствуй, первый вариант.

И, похоже, это уже начинается.

На его законное место, в его родном городе уже метит какой-то посторонний! С какой стати? Откуда он взялся. Даже здесь не воевал! Говорят, в России выполнял важное задание. А проще сказать, с коммерсантов деньги тряс. И ведь еще неизвестно, сколько денег на правое дело пошло, а сколько он себе в кармане оставил? И почему он имеет право занять его место?! Место, которое он завоевал себе своей собственной кровью? И кровью его бойцов.

И уже самому Ахмеду было непонятно, что говорит в нем больше — боль за родину, или личная обида?

В дверь аккуратно постучал Муса, и сказал, что пленного офицера приволокли.

— Почему приволокли? — спросил Ахмед.

— Сам стоять на ногах не может.

— Хорошо, тащите. Прислоните к стене в углу.

Бойцы затащили грязного, обросшего, оборванного, дурно пахнущего человека непонятного возраста, и поставили его в угол. Тот еле держался на ногах, но упираясь руками в стену, стоял.

— Как зовут?

Пленный ответил.

— Из какой части, звание?

Пленный отвечал не торопясь, с трудом, но довольно обстоятельно. В общем-то, ничего секретного он и не говорил. Все, что можно было от него узнать, никакой ценности не представляло. Тем более, что и военная обстановка уже давно изменилась.

Но человек этот был нужен Ахмеду в качестве товара. Его можно было продать, или подарить, но самое главное — можно было обменять на кого-нибудь. Впрочем, это как раз было проблематичнее всего. Этого Ахмед не понимал. Федералы как-то не проявляли особой охоты обменивать своих пленных на чеченцев, если это, конечно, не была какая-то особая шишка. «Мелочь» они почему-то представляли собственной судьбе. Ничего, кроме дополнительного презрения к русским, эти обстоятельства у Ахмеда не вызывали.

— Что с ним делать? — спросил Муса по- чеченски. — Отправить на работу?

— Зачем? — недовольно ответил Ахмед. — Там он точно сдохнет, а мне не нужен мертвый русский офицер. Зачем я его тогда лечил? Опустите его пока в зиндан, пусть сидит там, а потом решим, что с ним делать.





Попов.


Его снова спустили в зиндан. Точнее, спустили наполовину, а потом бросили, отчего он очень больно ударился о дно, и даже, ненадолго, потерял сознание.

Оно вернулось, когда его начал трясти сосед по заключению.

— Очнитесь, молодой человек! Как с вами обошлись?
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.