Главная | вверх

Яковенко - Герои смутного времени (130 из 176)

назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью
Как говорится, от любви до ненависти один шаг.

Оксана не металась от злости. Основным ее чувством было горькое разочарование и страх.

Ослепляющий свет любви немного померк, и тут ей удалось увидеть те черные пятна, которые раньше она просто не замечала. Он вовсе не советский человек, он иноверец! Для него, (ну пусть даже не для него, для его родителей, то есть для ее возможных свекра и свекрови), это важно. Почему она должна делать шаг, который ей не нравится, которому она противится внутренне? Это серьезно. Это очень серьезно! Сделай такой шаг, потом заставят сделать другой… Она не хочет быть обычной чеченской женой! Она, в конце — концов, русская. Ей нужна свобода, пусть даже после замужества. Она вовсе не собирается растворяться в своем муже, становится его тенью, и жить только его жизнью. Любовь — да. Конечно. Но не до такой же степени!

Что за домострой!

Правда, уже через пару часов ей захотелось сдаться. Оксана уже была готова пойти навстречу Ахмеду, сделать то, что он просит, выйти замуж, нарожать много детей, и посвятить всю свою жизнь им и мужу.

Потом она все-таки задремала. А потом ей приснился сон. Как будто бы она проснулась, а на постели у нее сидит какой-то человек. Но совсем не страшный человек, а наоборот — очень — очень добрый. И печальный.

— Здравствуй, Оксана! — сказал человек.

— Здравствуйте, — ответила она, не чувствуя, как ни удивительно, никакого стыда, хотя спала голая под простыней, а простыня с нее сползла. — А почему вы так печальны?

— Ты же хочешь оставить меня, — просто сказал человек. — Чему я должен радоваться?

Он еще немного молча посидел на краю кровати, потом тихо исчез. Просто исчез. Вот сидел — и вот уже нет его.

Потом в комнату вошел покойный крестный — дядя Степан.

— Что же ты сделать хочешь, а, девочка моя? — сурово сказал он. — Подумай хорошенько. Как я в глаза людям смотреть буду?

— Каким людям, дядя Степа? — пробормотала смущенная и испуганная Оксана. — Ты же умер давно!

— А ты думаешь, я один тут живу? — зло сказал крестный. — Нас тут много. И всем нам из-за тебя смотреть в глаза другим людям будет стыдно. Я же за тебя перед Богом поручился!

Он подошел ближе. Таким рассерженным и обиженным девушка никогда своего дядю при жизни не видела.

— Лучше бы тебя в купели утопили, — сказал он страшные слова, и плюнул на пол.

И тоже исчез.

Оксана открыла глаза. Светало. Сердце колотилось как бешенное. В тишине было слышно только мерное тиканье часов. Девушка подтянула на себя простыню, села на кровати, и плотно укуталась в материю.

— Дядя Степан, за что!? — вслух сказала она. — Я еще ничего не сделала.

Она посмотрела на себя в зеркало, криво усмехнулась своему изображению, и сказала вслух:

— Если любит, пусть женится на такой, какая я есть. Если нет — то лучше разбежаться сейчас…

Как ни старалась Оксана смягчить то, что она сказала Ахмеду при встрече на следующий день, как ни ласково смотрела на него, как ни пыталась нежными прикосновениями воздействовать на своего жениха, он воспринял ее отказ с гневом.
назад вперед | первая -100 -10 +10 последняя | полностью

~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
~
Все книги на сайте представлены исключительно в ознакомительных целях!
Если вы не хотите, чтобы какая-либо книга присутствовала на сайте, свяжитесь со мной.